общественно-политический
еженедельник

Тихий дон Мигель

Мигель Краснов: «Белых и красных уже не примирить...»

Официальный представитель Всевеликого войска Донского Владимир Воронин еще в конце сентября 2006 года заявил: «Казаки Ростовской области намерены организовать помощь в освобождении из мест заключения в Чили бригадного генерала чилийской армии Мигеля Краснова – внучатого племянника донского атамана времен Гражданской войны Петра Краснова. С этой целью в Чили по поручению войскового атамана Виктора Водолацкого вылетел представитель войска». «Представителем войска» оказался Вадим Варшавский, депутат Госдумы от «Единой России» и хозяин «Русского угля».

Чилийский казак. На первый взгляд, в этой новости было нечто комичное: «Владелец угольной компании в Чили вызволяет из тюрьмы потомка Красновых? Уж не спецоперацию ли запланировали наши казаки?». Но имя Аугусто Пиночета подсказывало: смешного будет мало...

...Картинка сложилась такая. Мигель Краснов при Пиночете сделал блистательную карьеру военного. Впрочем, тогда большинство блистательных карьер в Чили были именно военные. Переворот, свергнувший президента Сальвадора Альенде, застал Мигеля в звании лейтенанта. В 1974 году, пройдя курс в американской военной школе в Панаме, лейтенант Краснов был прикомандирован к Управлению национальной разведки – органу безопасности, созданному хунтой для борьбы с марксистами. Служил Мигель Краснов не за страх, а за совесть, был награжден множеством чилийских орденов и медалей, среди которых самая высокая награда вооруженных сил Чили – медаль «За мужество». В 2000 году, когда к власти в Чили вернулись левые, Мигель Краснов вышел в отставку в звании бригадного генерала на тихую должность директора военной гостиницы. Но уйти с авансцены чилийской жизни не удалось ни Краснову, ни самому Пиночету.

Сегодня против генерала Краснова возбуждено сразу несколько дел. Его обвиняют в причастности к пыткам в тюрьме «Вилья Гримальди», к исчезновению чилийских и иностранных граждан. Суд Сантьяго возложил на Мигеля Краснова ответственность за пытки и убийства на стадионе в сентябре 1973 года, за преступления против человечности, совершенные им во время службы в разведке ДИНА, а также за организацию убийства в 1982 году профсоюзного лидера Тукапеля Хименеса. Его уже приговорили к 10 годам заключения, и следующий суд состоялся в начале 2007 года в Париже, где чилийского генерала Краснова судили по обвинению в пытках, которым был подвергнут член левацкой группировки МИР, гражданин Франции Альфонс Шанфро.


Мигель Краснов стал успешным генералом...

Вокруг процесса над Мигелем Красновым в Чили развернулась острая общественная дискуссия. Те, кто в той или иной степени симпатизирует Пиночету в его миссии борца с коммунизмом, утверждают, что процесс над Красновым носит сугубо политический характер, и считают, что в отношении Мигеля Краснова следует применить закон о погашении уголовной ответственности за давностью лет. Но много и таких, кто настаивает: преступления против человечности, убийства и пытки должны быть осуждены, во имя какого бы дела ни совершались эти жертвоприношения.

Впрочем, существенное влияние на отношение чилийцев к делам бывших соратников Пиночета оказывают и факты, всплывающие в ходе расследований: выясняется, что борцы неплохо наварили на своей борьбе. Себастьян Кампанья, корреспондент газеты «Меркурио»: «Сейчас почти нет людей, по крайней мере их очень мало, которые поддерживают команду Пиночета и защищают этих людей, и все это в большой степени оттого, что выходит на поверхность информация об их денежных сбережениях и накоплениях. Эти факты уже никому не позволяют думать, что люди бескорыстно служили идее».

Свой всегда прав. Как бы ни разрешилась юридическая коллизия вокруг Мигеля Краснова, я очень уважаю страну Чили. Этот трудный спор о своем прошлом, в которое втянуты все слои общества, именно то, чего все эти постсоветские, свободные и непутевые годы так не хватает моей стране. Именно в таких спорах прошлое превращается в историю. Экономического чуда, сотворенного под пятой Пиночета, чилийцам оказалось недостаточно. «Нет, – говорят они. – Никаким ростом ВВП не хотим мы оправдывать пытки и убийства наших сограждан, наших близких. С нами так нельзя».


Таким лейтенант Мигель Краснов пришел на службу в армию при Аугусто Пиночете

А с нами – можно? Вот что больней всего терзало меня, пока я разбирался в этой истории: а россияне готовы судить свое прошлое с этих позиций? Поименно каждого исторического деятеля – не с позиций кровавой исторической логики, все равно выстраиваемой по подсказкам той или иной идеологии, а исходя из азбучных евангельских ценностей – таких как неприкосновенность человеческой жизни, например…

Владимир Воронин сопровождал решение прийти на помощь Мигелю Краснову лаконичным и красивым комментарием: «Казаки своих не бросают, где бы те ни находились». «Так. Он для них свой, – подумал я. – Стоит их послушать, возможно, тогда и мне станет понятней, кто для меня свой?».

На том конце провода мне ответил молодой и не по-военному мягкий голос: «Хорунжий такой-то, дежурный по ставке». Начальства на месте не было, и он не знал, когда будет. Но мне был интересен именно он.

– Скажите, а вы сами-то слышали про эту миссию по спасению Мигеля Краснова? – спросил я.

– Слышал, конечно.

– Ну, проходили какие-то сходы, казаки обсуждали, как следует поступить в этой ситуации?

– Ну… нет. А в принципе, что здесь обсуждать? – удивился хорунжий.

– Как что? – я стал подыскивать слова. – Пиночет…

– А, вы об этом, – перебил он меня. – Так это не имеет к делу никакого отношения. Мигель Краснов был военный человек, он исполнял приказы.

– Этим можно все оправдать? Его же обвиняют в пытках и убийствах.

– К тому же он казак. А казаки…

На том наша беседа и закончилась...




Украинские корни: дед и бабушка по материнской линии – кубанские казаки Мария и Владимир Марченко и сама мама – Дина Марченко

Что ж, кастовые законы военизированных формирований всегда срабатывают четко. Достаточно быть хотя бы чем-то, хотя бы кому-то своим – и за тебя заступятся, тебе простят все.

Не важно, признает ли чилийский суд виновным Мигеля Краснова – для казаков он невиновен, потому что он свой. Не важно, могла ли избежать группа Ульмана расстрела пятерых чеченцев – они наши военные, а стало быть, невиновны. Не важно, наконец, убили эти бритоголовые питерские подростки вьетнамского студента или нет – это наши сукины дети, и мы их оправдаем...

Но ведь это законы войны. Мы с вами живем по законам войны, когда свой прав априори. Не страшно ли в один прекрасный день проснуться в казарме, и кто-нибудь при погонах – ефрейтор или хорунжий – четко и хлестко объяснит нам, кто в этой жизни прав и кого нам теперь слушать. Как это было в Чили в «Вилья Гримальди» при Мигеле Краснове. Как это было в России, когда нами правили люди в других погонах – враги его отца и деда.

Когда живешь по законам войны, выбор довольно скуден: либо белые, либо красные...


Аугусто Пиночет всегда знал, как стрелять во врагов...

Дело Красновых. Мигеля Краснова невозможно рассматривать отдельно от судьбы его семьи. Он и есть заложник судьбы своей семьи. Печать борьбы с большевизмом – как родимое пятно, передаваемое у Красновых от отца к сыну. Развивающиеся в далеком Сантьяго события удивительным образом приводят нас на российскую землю, к далеким временам бело-красного противостояния.

Он родился в феврале 1946-го в Казачьем Стане – лагере для военнопленных казаков, воевавших на стороне гитлеровской армии, всего через несколько дней после того, как его отца, Семена Краснова, союзники выдали НКВД. Семен Краснов закончил свою войну с красными, начатую им в 1917-м с 1-го Кубанского («Ледяного») похода, в звании генерал-майора. К концу войны – Великой Отечественной для меня (почему-то не смог написать «для нас»), и Освободительной для него – успел возглавить штаб Главного управления казачьих войск, координировавшего создание казачьих частей в составе германской армии.

Солдаты казачьих частей под руководством Красновых, присягая, произносили тогда такие слова: «Обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом перед Святым Евангелием в том, что буду Вождю Новой Европы и Германского Народа Адольфу Гитлеру верно служить и буду бороться с большевизмом, не щадя своей жизни, до последней капли крови». Вскоре после выдачи Красновы были казнены по приговору Верховного суда СССР.


Как Красновы с Гитлером, так и Пиночет сотрудничал с Фиделем Кастро...


Согласно семейной легенде, с территории Казачьего Стана Дина Марченко с новорожденным Михаилом на руках бежала, воспользовавшись человеколюбием охраны. Два года спустя она покинула Европу по поддельным документам и добралась до Латинской Америки.

Словом, Мигелю на роду было написано ненавидеть коммунистов – и воевать с ними «до последней капли крови». Он и сам говорит о себе как об идейном борце и продолжателе дела своей фамилии. «Удивительно все то, что со мной, Красновым в третьем поколении, случилось! – заявил он в одном из интервью российской прессе. – Ведь мне выпало противостоять врагу, причиняющему боль громадному большинству человечества, тому же врагу, с которым довелось сражаться моим родителям». Нет, это не слова того, кто лишь выполнял приказы...

Дело Мигеля Краснова породило в отечественной прессе массу любопытных комментариев. В околоказачьих кругах снова заговорили о реабилитации: Красновы, от Петра до Мигеля, боролись с большевизмом, страшнейшей из болезней XX века, а значит, все, что они делали, правильно, а гражданами СССР они никогда не были и, следовательно, Родине не изменяли.


Мигель Краснов в чилийском суде

Но так ли все однозначно? У меня к Красновым масса вопросов. Нет, пожалуй, не к ним даже – к моим согражданам. Как далеко можно зайти в своей священной борьбе? Против большевизма, против царизма, против терроризма, против атеизма, наконец, в любой борьбе, особенно священной? Где грань, перед которой нужно остановиться, предпочитая предать свое дело, чтобы не предавать нечто высшее?

Для Петра и Семена Красновых Гражданская продолжилась и во Вторую мировую. Но можно ли борьбой против большевиков оправдать сотрудничество с германским нацизмом и войну против своего народа? Еще раз, более отвлеченно: можно ли воевать со своим народом в составе иностранной армии во имя великой идеи?

Виноват или нет Мигель Краснов – это вопрос не только для чилийского правосудия. Виноваты или нет Красновы, в своей борьбе против большевизма перешагивающие через любые запреты, – это вопрос, все еще весьма актуальный для России.


Памятник дяде – Петру Краснову в станице Еланской

После почти восьмидесятилетнего оправдания диктатуры пролетариата страну сильно качнуло в обратную сторону – к утверждению правоты белых во всем, в готовности амнистировать любую борьбу «против красных». Вот и Пиночета в России чтят, кажется, все. Левые – за способность навести порядок сильной рукой, правые – за грамотные экономические реформы. О цене, уплаченной человечинкой, в России по-прежнему говорить не принято. Второстепенный вопрос...

Пока мы – мы все, страна – не пропустим через себя перипетии этой борьбы, для одной из русских семей длящейся с 1917 по 2006 год, пока не выработаем общей позиции – какой бы дорогой ценой она ни далась, до тех пор вместо истории будем иметь лишь политическое прошлое, то и дело грозящее повториться в настоящем.

Если завтра нас разделит непреодолимой трещиной новое идеологическое противостояние – как когда-то белых и красных в России, как левых и правых в Чили, – что остановит нас от нового кровопролития?

Похоже, как и семья Красновых, Россия сегодня — заложница своей судьбы. Изживая свое коммунистическое прошлое, мы, чтобы упростить себе задачу, просто положили считать белых «своими», как когда-то «своими» считали красных. Но это опасное упрощение.

(В подготовке материала принимала участие Елена Родина)


Генерал Мигель Краснов у портрета предков

P.S. В тюрьме Сантьяго вот уже седьмой год отбывает срок бригадный генерал чилийской армии Мигель (Михаил) Краснов. Его обвиняют в преступлениях против человечности во времена хунты, возглавляемой Пиночетом. Но вины своей Краснов не признает и требует освобождения.

Мигель Краснов – внучатый племянник донского атамана Петра Краснова и сын Семена Краснова, начальника личного конвоя барона Врангеля, расстрелянных в 1945-м в застенках НКВД, – волею судьбы оказался в Чили. При Пиночете он сделал блистательную карьеру военного. Переворот, свергнувший президента Сальвадора Альенде, застал Мигеля в звании лейтенанта. ...В 2000 году, когда к власти в Чили вернулись левые, Краснов вышел в отставку в звании бригадного генерала на тихую должность директора военной гостиницы. Но уйти с авансцены чилийской жизни ему не удалось. Против него было возбуждено сразу 60 дел. Отставного генерала обвиняют в преступлениях против человечности, совершенных им во время службы в армии Пиночета. Всего ему дали 15 лет тюрьмы.

Корреспондент «Эхо» Оксана Дьяченко связалась через наших соотечественников в Сантьяго с Михаилом Красновым, томящимся в тюрьме, и задала ему несколько вопросов.

Господин генерал, вы живете вдали от России, у вас до сих пор не было возможности посетить Дон и Кубань, где родились ваши предки. Какой у вас сложился образ Советской России? Как вы представляете себе современную Россию?

Находясь в Чили, я никогда не забывал о своих корнях. С детства сохраняю гордость, почтение и глубокое уважение к моим русским предкам, их жизни и самопожертвованию. Горжусь тем, что в моих жилах течет кровь Красновых, донских и кубанских казаков. Мое впечатление о Советском Союзе было таким же, как и у всего цивилизованного мира: тирания, ужас, безбожие, творимые большевиками. Причины, на мой взгляд, более чем веские, чтобы против них боролись и отдавали свои жизни бойцы Белой гвардии. Россия сегодня в моем представлении – это свободная, независимая страна, которая сумела сохранить веру в Бога и православие, она с убежденностью восстанавливает свои традиции и историю, укрепляет свою державную мощь. Во многом это заслуга президентов новой России.


Книга чилийской журналистки Жизелы Сильва Энсина о генерале Мигеле Краснове пользовалась успехом в Чили

Вот уже шесть лет как вы в тюрьме. В чем вас конкретно обвиняют? Неужели даже после ухода из власти левых в Чили ваше дело не пересматривалось?

В 1974 году я, лейтенант, пройдя курс в американской военной школе в Париже, был прикомандирован к Управлению национальной разведки – органу госбезопасности, созданному для противодействия терроризму. Я видел свой долг в том, чтобы бороться с преступниками. Так называемый демократический режим во главе с Альенде возмущал всех здравомыслящих граждан своей беспомощностью. Незаконные забастовки, захват земель, недвижимости, несанкционированные демонстрации, рост терроризма, разгул преступности обострили общественный кризис. В стране воцарились анархия, насилие, голод. Все это творилось при непосредственном участии Кубы и Движения неприсоединения. Поверьте, Альенде тогда поддерживала небольшая часть наивных и оболваненных пропагандой чилийцев. К началу гражданского противостояния в стране уже находились тысячи кубинцев и экстремистов из других стран. Все законные институты власти – парламент, суд – еще до 11 сентября 1973 года сложили свои полномочия. Левое правительство потерпело крах. Только после этого армия, исполняя свой долг, решила вмешаться в дела полуразрушенного государства. Позднее началась борьба с экстремистским подпольем, организованной преступностью и террористами. Сегодня правозащитники обвиняют военных, которые служили при генерале Пиночете, в гибели гражданского населения, утверждают, что по вине армии тысячи чилийцев пропали без вести или были замучены в тюрьмах. Я заявляю: мне ничего не известно о существовании приказов высшего руководства Чили, вследствие которых погибали люди. Последние шесть лет я нахожусь в тюрьме за преступления, которые не совершал. Меня, как и многих бывших офицеров, обвиняют в нарушении так называемых прав человека – понятии, лицемерно используемом в Чили южноамериканскими марксистами. При этом все судебные процессы строятся исключительно на показаниях самих левых экстремистов. Беззаконие продолжается, может быть, потому, что в своей деятельности так называемые правоцентристы и консерваторы, пришедшие к власти в стране, демонстрируют болезненное и тягостное продолжение предшествовавшего им правления социалистического левого толка. Я, Мигель Краснов, не нуждаюсь в прощении или милосердии, чтобы получить свободу. Единственное, чего я требую, – соблюдения законов.


Из-за общего невосприятия диктатуры досталось всем чилийским военным...

За годы проживания в Чили не забыли ли вы русский язык? Переписываетесь с кем-то из родной станицы Правоторовской?

Я никогда не забывал мой родной язык и достаточно хорошо понимаю и говорю по-русски. Читаю при случае газеты и журналы из России, хотя письмо у меня не слишком свободное – исключительно из-за недостатка практики. Молюсь каждый вечер на русском языке и вслух... Некоторое время назад я получил очень эмоциональное письмо из родной станицы Красновых – Правоторовской. В нем казаки рассказали мне обо всем, что происходило в этих местах во времена большевизма и Советской власти. Я ответил на послание земляков, но по каким-то причинам ответа не получил.

Говорят, что вам даже предлагали переехать на постоянное место жительства в Россию, но вы отказались. Если это правда, то почему?

Несколько лет назад посол России в Чили предложил мне оформить российское гражданство, с чем я сразу согласился. Но оказалось, что для этого надо отказаться от гражданства чилийского. Для меня нелегко было выполнить это условие. Ведь в Чили нас приняли с распростертыми объятиями в сложный, трагический период нашей жизни. Мне было всего два года, когда в 1945-м мои мама и бабушка сумели бежать из Австрии от преследований НКВД. По приказу Сталина в Лиенце тогда уже арестовали сотни казаков, среди которых были мои отец и дед. Кроме того, я являюсь офицером Вооруженных сил Чили, принес присягу перед Богом и знаменем защищать эту страну и ее народ, не щадя своей собственной жизни, если в этом возникнет необходимость Я сказал об этом российскому послу. И спросил: можно ли получить двойное гражданство? Тем более чилийское законодательство это предусматривает. Но получил решительный отказ... Если бы сегодня я имел ту же самую возможность, какая мне представилась несколько лет назад, мой ответ, наверное, был бы другим...

Бывают ли в вашей жизни моменты или какие-то случаи, когда чувствуете настоящую гордость за то, что вы русский? Или, возможно, иногда испытываете чувство стыда за Россию и за русских людей?

Всегда, с детства, я испытывал гордость от сознания того, что я донской казак по линии отца и кубанский – по линии матери. Сердцем и душой я испытываю гордость от принадлежности к нашей Святой Матери России. Эти чувства разделяет со мной моя семья. Чувство стыда за то, что я русский... Никогда!


Книга чилийской журналистки Жизелы Сильва Энсина «Казак Михаил С. Краснов: пленник за службу Чили» переведена на русский


Знают ли ваши дети, кто были их предки? Считают ли они себя по крови казаками?

Я всегда с особым удовольствием говорю о своей семье. У нас с женой трое детей, мальчик и две девочки. Моя первая и единственная супруга Мария де Лос Анжелес – дочь испанцев, обосновавшихся в Чили. Среди прочих ее достоинств, таких, например, как владение живописью, главное то, что она самолично взяла на себя воспитание в наших детях уважения и любви к моим предкам и всему, что связано с династией Красновых. Мария учила детей нашим традициям, образу жизни, привила им интерес ко всему, что связано с Россией. Мои дети гордятся тем, что носят фамилию Красновых. Да, Мария стала настоящей казачкой.

Как зовут ваших детей и внуков? Чем они занимаются? Говорят ли по-русски?

Мария Андреа по профессии воспитательница в детском саду и мать двоих детей – Матиаса Николаса и Лауры. Мигель Алехандро – офицер бронетанковых войск чилийской армии, офицер Генерального штаба. Он женат, имеет двоих детей – Алехандру Каталину и Николаса. Мария Лорена по профессии административный менеджер. Замужем, у нее трое детей – Пиа Алехандра, Симона и Констанца. Увы, никто из моих детей и внуков не говорит по-русски, но все они хорошо знают историю семьи Красновых, все – православные.

Хотелось бы знать ваше мнение как профессионального военного о недавних событиях в странах Северной Африки и Ближнего Востока.

По мере возможности я слежу за тем, что происходит в Ливии, Египте, Сирии, Ираке. Везде стрельба, разруха, хаос. Череда народных восстаний в этих странах стала результатом непоследовательности и безответственности правителей, которые в свое время наобещали рай на земле и ничего не сделали для этого. Янки совершили грубейшую ошибку, предприняв физическое вторжение в Ирак. Вашингтон намеревался силой навязать свой образ жизни народу с тысячелетними традициями, чуждыми Западу. Даже спустя годы ситуация в Ираке остается тяжелой: в оккупированной стране царят анархия, неопределенность и разочарование. Не известно, какая судьба ждет Ливию. Откровенно говоря, мне было не так просто понять позицию России во время голосования в Совете Безопасности по Ливии. Москва, помнится, не захотела быть заодно с США, Францией и Англией, которые инициировали нападение на Ливию. Российские лидеры тогда предупреждали Запад, что необходим более осторожный и взвешенный подход к началу боевых действий против режима Каддафи. Последующее развитие событий подтвердило правильность российского подхода – диктатор убит, а перспективы мирного разрешения конфликта в Ливии размыты. Мне импонирует нынешняя позиция Кремля: Россия не должна позволить втянуть себя в какую бы то ни было авантюру. Следование этой формуле, на мой взгляд, является радикальной переменой в российской традиционной политике, проявлявшейся прежде в обязательном или вынужденном выражении своей идеологической симпатии к тем или иным режимам и участии в больших и малых войнах в различных уголках планеты.


Фото с семьей на площадке свиданий тюрьмы «Кордильера»

Можно ли рассчитывать на то, что в скором времени вас оправдают? Каковы ваши планы на будущее?

Моя свобода зависит исключительно от политической воли руководителей Чили. Если познакомиться с теми обвинениями, которые выдвигают против меня и других офицеров, то нас с точки зрения существующих законов давно должны были оправдать. Сложившаяся же ситуация является не чем иным, как грубой фикцией с печальными, трагическими и постыдными последствиями. Перед лицом этой более чем очевидной несправедливости мои убеждения как солдата, как гражданина, как казака, в конце концов, тверды и непоколебимы как никогда. Единственное, что я требую, – это исполнение существующего закона. Я сохраняю надежду на свое скорое освобождение и готов бороться за торжество справедливости и восстановление истины до конца – даже ценой более высокого самопожертвования и трудных решений, если это от меня потребуется. Мечтаю жить в мире, где отсутствует ненависть. Хочу работать и обеспечивать свою семью, желаю покоя и любви своим близким.

Как бы вы отнеслись к сооружению в Москве или Санкт-Петербурге монумента в память всех жертв Гражданской войны в России?

Как бы хорошо я ни относился к самой идее сооружения подобного памятника, будет он или нет – не главное. Важнее, чтобы была воля к поиску путей примирения без каких-либо исключений. Это прекрасно, если сможет произойти духовное объединение, уйдет злость и, в конце концов, в душе у россиян наступят мир и покой. Но белых и красных уже не примирить...


Мигель Краснов по-прежнему верит в свои идеалы...

P.P.S. Бригадный генерал Мигель Краснов не признал себя виновным ни по одному из предъявленных ему пунктов обвинений, так как большая часть из них, по его мнению, «не имеет каких-либо оснований или является бездоказательными подозрениями. «Мы все – участники революции 1973 года – затравлены, оскорблены, унижены и подвергаемся репрессиям только из-за того, что избавили страну от марксистской чумы, – заявил он на последнем выступлении в зале суда. – Ложью, хитростью и интригами сегодняшние марксисты извратили исторические факты, представив революцию «военным мятежом». Несмотря на обвинения, я сохраняю бодрое настроение и непоколебимую веру в Бога. Никогда гнусные личности, которые насиловали Чили, не покорят меня! Я солдат и казак, и во мне живы традиции казачества и предков-мучеников! Пусть все знают, что я казак и горжусь тем, что сделал в жизни, нося мундир офицера чилийских сухопутных сил!».

Денис ГУЦКО, писатель («Огонек»), Оксана ДЬЯЧЕНКО («Эхо планеты»




Электронная версия общественно-политического еженедельника «Киевский ТелеграфЪ»
При полном и частичном использовании материалов, ссылка на «Киевский ТелеграфЪ» обязательна.