ГАРАНТ СЕРВИС 2

Путинская внешняя политика

Евразийская стратегия – основа новой внешней политики президента России

Саммит G-20 в Лос-Кабосе, где центральное место заняла долгожданная встреча Владимира Путина и Барака Обамы, можно считать кульминацией в серии первых визитов российского президента.
Итак, подведем итоги новой формирующейся внешней политики РФ. Указ президента Владимира Путина о внешней политике РФ был подписан еще в первые часы после инаугурации. Но, по сути, в этом указе дается лишь сухой набор приоритетов, без их систематизации, детализации и выстраивания причинно-следственных связей. К декабрю текущего года должна быть подготовлена новая концепция внешней политики.

Согласно указу Путина. Так что, на данный момент можно говорить только о контурах формирующейся политики. И немалое значение в этом играют первые путинские визиты, наполненные символическим содержанием.

Евразия в центре внимания. Основным приоритетом путинской внешней политики является евразийское строительство. Свой первый зарубежный визит президент Владимир Путин осуществил в Беларусь, с которой у России наиболее близкие (союзнические) отношения. Визит состоялся 31 мая. Белорусский президент Александр Лукашенко охарактеризовал его как «сигнал к большому будущему». В Минске главы государств между собой доверительно пообщались, отметили хорошую динамику российско-белорусского товарооборота (средний рост 40% в год), а также обсудили перспективы евразийской интеграции.

Помимо Беларуси, в насыщенном путинском графике также нашлось место для Казахстана. В Астане президенты Владимир Путин и Нурсултан Назарбаев обсудили перспективы евразийской интеграции, а также вопросы двустороннего сотрудничества, где главным результатом стало продление для России аренды космодрома Байконур. Визит состоялся 7 июня. В большей степени, он был символическим, а многие рабочие вопросы российско-казахстанской повестки детально будут обсуждаться осенью в Павлодаре, во время форума межрегионального сотрудничества.


В общем свой «отстрел» Владимир Путин уже начал…

Европейское направление. Вторым приоритетом в серии путинских визитов стало европейское направление. Здесь главное значение отводится Германии, затем – Франция, и только потом стоят евробюрократы из Брюсселя. Блиц-визит в Германию состоялся 1 июня. Президент Путин провел встречи с бундесканцлером Ангелой Меркель и президентом Иохимом Гауком. Стороны говорили, в основном, об энергетике. По прибытии в Берлин Владимир Путин сразу же остудил раздувшиеся газовые аппетиты немцев, предупредив, что «Северный поток» будет осуществлять поставки не только в Германию, но и в другие страны (прежде всего, в Британию и Швецию).

В ответ Ангела Меркель обронила дежурную фразу, что у Европы есть альтернативные источники энергопоставок, не зависящие от России. Правда, не назвав конкретных направлений. С учетом того, что шансы «Набукко» – стратегического газопровода ЕС – являются очень призрачными.

Однодневный визит во Францию состоялся 2 июня. Президенты Владимир Путин и Франсуа Олланд говорили, в основном, о сирийском урегулировании. «Ситуация в Сирии может измениться только с уходом Ассада», – категорично потребовал французский президент. По его словам, в Сирии есть риски дестабилизации и начала гражданской войны. Президент Путин, в свою очередь, также замолвил слово об Украине, призвав Париж не бойкотировать Евро-2012 в Украине. В конечном итоге, оба президента сошлись на том, что у России и Франции есть понимание по многим вопросам. «Москва и Париж способны слышать друг друга», – резюмировал Владимир Путин.


Путин не хочет возврата именно в такую ситуацию…


Саммит «Россия–ЕС»
состоялся в питерской Стрельне 3-4 июня. Здесь президент Путин встретился с лидерами Евросоюза: президентом ЕС Херманом ван Ромпеем и президентом Еврокомиссии Жозе-Мануэлем Баррозу. По итогам саммита, Европа по-прежнему воздерживается от заключения с Россией нового соглашения о партнерстве, настаивая на максимальном удовлетворении всех своих требований.

Президент Владимир Путин, отстаивая российские позиции, был не менее категоричен. Во-первых, Путин подчеркнул, что евразийская интеграция не мешает развитию отношений с ЕС, а Россия заинтересована в сильном ЕС. Во-вторых, Путин подчеркнул незыблемость уже заключенных газовых соглашений, а «третий энергопакет» не может иметь обратную силу. В-третьих, Путин не видит «трагедии» в отсутствии продвижения по визовому вопросу: существующие визовые барьеры не мешают подлинному партнерству с ЕС.

В общем, по итогам путинских европейских визитов нельзя говорить о достижении сколь либо прорывных договоренностей. Скорее, прослеживаются обратные тенденции. В отношениях между Россией и Германией начался новый «ледниковый период». Франция с приходом к власти нового президента уже объявила о разморозке отношений с Турцией. А Евросоюз в целом под влиянием глобального кризиса стал еще более сговорчивым перед США. Вашингтон еще больше тянул свои трансатлантические «поводки», делая проблематичными путинские расчеты на построение «Большой Европы».


На «Северный поток» надежды большие. Но не все…


Кстати, следует отметить некоторое отличие между путинской и медведевской стратегиями по отношению к Западу. Так, Дмитрий Медведев был сторонником построения единого пространства «от Ванкувера до Владивостока» с опорой на США, с которыми сразу же вступил в период «перезагрузки». Сейчас же сближение с Америкой уже закончилось, а Владимир Путин провозгласил новую стратегию – построение единого пространства «от Лиссабона до Владивостока».

Однако, по сути, нынешняя временная слабость ЕС – это шанс для России укрепить свои позиции в Евразии. Розыгрыш евразийского пространства – это тот максимальный люфт, на который пошел бы Евросоюз в игре с Россией. В проникновении влияния Москвы непосредственно в Европу Запад не заинтересован.

Остановка Ташкент. По сравнению с европейским направлением, азиатские визиты Владимира Путина оказались более успешными. Самой первой остановкой по пути на Восток был Узбекистан. Визит состоялся 4 июня. Владимир Путин пробыл в этой стране всего лишь несколько часов, а переговоры прошли в неформальном обстановке в загородной резиденции Куксарой. Однако результаты переговоров получились серьезные.


А от «Набукко» пока остались только воспоминания…

Прежде всего, следует подчеркнуть, что президент РФ среди всех центральноазиатских стран первым посетил именно Узбекистан, отдельно подчеркнув его уникальную роль как ключевой страны ЦентрАзии. В частности, в Казахстан, с которым у России союзные отношения, Владимир Путин заехал только после визита в Китай и саммита ШОС.

В Ташкенте президенты России и Узбекистана подписали совместную Декларацию об углублении стратегического партнерства. Однако самым главным результатом визита стало согласие Узбекистана ратифицировать соглашение о создании зоны свободной торговли СНГ до конца текущего года. Ташкент зафиксировал это обязательство письменно, в Меморандуме о взаимопонимании.

Что стало причиной сговорчивости Ташкента, сказать пока сложно. По всей видимости, это гарантии безопасности. Узбекистан понимает всю сложность ситуации, в которой может оказаться после вывода американских войск из Афганистана к 2014 году. Для власти Ислама Каримова это станет временем испытаний: США его давно обвиняют в «диктаторстве», пытаясь подтачивать изнутри и задействуя для этого карту исламского экстремизма. Для России в отношениях с Узбекистаном важно экономическое сотрудничество и, прежде всего, его вовлечение в процессы евразийской интеграции. Тем более что, получая Узбекистан, РФ также еще более притягивает к себе других центральноазиатских «барсов» – Таджикистан и Киргизстан.


Президент Беларуси Александр Лукашенко пока доволен…

Следует также отметить, что Владимир Путин посетил Ташкент в разгар очередной фазы узбеко-таджикского противостояния. Таджикам повезло меньше: они вынуждены сами ездить в Москву, Путин в Душанбе не заезжал…

Китайский визит. Государственный визит в КНР, состоявшийся 5-7 июня, оказался наиболее продуктивным: подписано 17 разных документов. Пекин и Москва запланировали довести общий товарооборот до 200 млрд. долл. к 2020 году, а также пришли к соглашению о строительстве четырех энергоблоков Тяньваньской АЭС с помощью российских специалистов. Сейчас российско-китайский товарооборот превышает 83 млрд. долл., а к 2015 году его планируют увеличить до 150 млрд. долл.

Важной задачей Владимир Путин также назвал расширение молодежных и студенческих контактов между Россией и Китаем. Кроме того, следует отметить договоренности о совместной работе по созданию широкофюзеляжного дальнемагистрального самолета, намерение Китая вкладывать инвестиции в развитие курортов Северного Кавказа, а также активизацию сотрудничества в сфере туризма – в ближайшие два года Москва и Пекин планируют обменяться «тематическими годами туризма» в обеих странах.

В целом, российско-китайское сотрудничество было охарактеризовано меткой формулой – «всеобъемлющее, равноправное, доверительное партнерство и стратегическое взаимодействие». О результатах Пекинского саммита ШОС «Киевский телеграф» уже писал. «Шанхайцы» выступили против односторонних планов развертывания системы ПРО США в мире, вплотную займутся афганскими проблемами и укреплением безопасности в ЦентрАзии, а также обустройством транспортных коридоров.


Китайцы довольны сотрудничеством с Россией. Пока?

Саммиты БРИКС и G-20. Встрече «Большой двадцатки» (G-20) по традиции уже несколько лет как предшествует альтернативный саммит БРИКС. По итогам нынешнего саммита, все лидеры БРИКС согласились с тем, что кризис в «зоне евро» угрожает мировой финансовой и экономической стабильности и для решения кризиса необходим поиск совместных решений. БРИКС сошлась во мнении о необходимости расширить располагаемые резервы МВФ и увеличить взнос каждой страны в капитал фонда. При этом было выставлено требование, чтобы дополнительно выделяемые МВФ транши использовались только после того, как будут израсходованы уже имеющиеся у фонда резервы.

Что касается саммита «Большой двадцатки», на нем был утвержден очередной антикризисный резервный фонд в размере 430 млрд. долл. В рамках саммита G-20 президент Владимир Путин провел также ряд двусторонних встреч, которыми можно дополнить географию его первых визитов.

Британия. Президент Владимир Путин встретился с британским премьером Дэвидом Кэмероном. Впрочем, Москва и Лондон к тому времени уже и так вышли на диалог стратегического сотрудничества. На этот раз лидеры обеих стран говорили, в основном, о Сирии. Так, Дэвид Кэмерон призвал Россию прийти к единому мнению с Западом в отношении Сирии. А еще он пригласил Владимира Путина на открытие грядущей Олимпиады в Лондоне. Российский президент, в свою очередь, приглашение принял и пообещал приехать, но в частном порядке. И чтобы только посмотреть на состязания дзюдоистов. Официальную делегацию РФ возглавит премьер Дмитрий Медведев.


«Горячие точки» – вечное наследство, полученное Россией…

Турция. Президент Владимир Путин встретился с премьером Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. Хотя с учетом того, что Москва и Анкара достаточно часто друг с другом общаются, нынешнюю встречу можно рассматривать разве что как дежурную «сверку часов». «Слава Богу, у нас нет ни одной проблемы, мы обращаем внимание на любую зарождающуюся проблему и решаем ее быстро, отношения развиваются энергично и поступательно», – охарактеризовал российско-турецкие отношения президент Владимир Путин.

Япония.
Интерес к встрече с Путиным больше всего проявляет Токио. Прежде всего, японцы активизировались с предложениями по урегулированию курильского вопроса. Но в Лос-Кабосе «курильская тема» поднята не была. Пока что японцы только задабривают, пытаются купить расположение Путина разными подарками. Премьер Японии Есихико Нода подарил Владимиру Путину дзюдоги (комплект формы японской олимпийской команды), а также оранжевого (рыжего) щенка породы акита-ину, одной из самых популярных в Японии. Теперь же слово за российской стороной: по правилам этикета, Москва должна сделать ответные подарки. Японцы уже официально не скрывают: оптимальным подарком для них была бы передача двух курильских островов – Шикотана и гряды Хабомаи.

Индонезия.
Президент Владимир Путин встретился со своим индонезийским коллегой Сусило Бамбангом Юдхойоно. На данный момент основное сотрудничество между Москвой и Джакартой осуществляется в сфере продаж вооружений. Однако перспективы гораздо шире. С учетом того, что Индонезия – один из лидеров АСЕАН, стремительно укрепляющий свои экономические позиции.


Очень многое Россия собирается решить вступлением в ВТО…

Бразилия. Президент РФ встретился с президентом Бразилии Дилмой Руссефф. «У нас очень добрые, энергично развивающиеся отношения с Бразилией, есть интересные направления сотрудничества в весьма чувствительных для нас сферах – сельском хозяйстве и высоких технологиях», – сказал Путин. Бразилия, в свою очередь, выразила заинтересованность в усилении взаимодействия в сфере обороны.

Карабах. Обращает на себя внимание также совместное заявление по Карабаху, сделанное президентами России, США и Франции. «Использование военной силы не приведет к разрешению конфликта, а только продлит страдания и беды, которым на протяжении длительного времени подвергаются народы, проживающие в этом регионе. Только мирное урегулирование путем переговоров позволит найти выход из сложившегося положения и обеспечить безопасное будущее и процветание региона», – призвали президенты Владимир Путин, Барак Обама и Франсуа Олланд.

Россия–США.
Встреча с американским президентом Бараком Обамой стала кульминацией зарубежных турне Владимира Путина. Хотя по части результативности обеим державам похвастать по-прежнему нечем. Москва и Вашингтон и на этот раз так и не смогли найти точки соприкосновения. Поэтому не осталось ничего иного, кроме как продолжать контакты. Путин пригласил Обаму в Россию (американские президенты здесь не были уже три года). В свою очередь, Обама сделал встречное приглашение Путину посетить США. Но найдут ли президенты время для этих визитов в своих насыщенных графиках – большой вопрос. Ключевые противоречия все те же – планы по ПРО и ситуация в Сирии.


Посол США в России Майкл Макфол продолжает «шаманить» в Москве…

Первое. Президенты Владимир Путин и Барак Обама договорились продолжать диалог по ПРО и искать взаимоприемлемое решение. Посмотрим на заявления сторон. Владимир Путин: «Проблема ПРО не будет решена в зависимости от того, переизберут или нет президента Барака Обаму. США идут по пути создания собственной ПРО уже не один год, и я пока не вижу ничего, что могло бы изменить их подход. Кардинально ситуация может измениться, если бы США согласились создавать ПРО вместе с Россией и Европой». (Лос-Кабос, 20 июня 2012 года).

Майкл Макфол, посол США в РФ: «Разногласия по ПРО сохраняются. Для Вашингтона это стратегический вопрос и на перспективу» (20 июня 2012 года).

Бен Родс, замсоветника по безопасности Госсекретаря США: «США и Россия продолжат обсуждать технические вопросы сотрудничества по ПРО, чтобы перевести переговоры на политический уровень» (20 июня 2012 года).

Роуз Геттемюллер, и.о. первого замгоссекретаря по контролю за вооружениями и международной безопасности: «США готовы продолжать искать пути сотрудничества с РФ по ПРО, но отказываться от планов евро-ПРО не намерены» (21 июня 2012 года).

Мадлен Кридон, замминистра обороны США: «США реализуют все четыре фазы плана создания ПРО и не пойдут ни на какие ограничения, несмотря на возражения и протесты России» (22 июня 2012 года).


Президент США продолжает играться в солдатики…

Второе.
Продолжается также диалог по Сирии. Расхождения между Москвой и Вашингтоном тактические, но стратегически обе стороны едины – кровопролитие в Сирии нужно прекратить. Москва, например, со своей стороны постоянно подчеркивает недопустимость силового сценария в решении проблемы и согласна только на конституционный порядок смены власти в Сирии.

Американский и российский президенты в очередной раз высказались в поддержку «плана Аннана». Вместе с тем интересную позицию озвучил Дмитрий Песков, пресс-секретарь Президента РФ: «Москва и Вашингтон за то, чтобы оказывать давление на обе противоборствующие стороны».

Тем не менее, несмотря на внешнюю предрасположенность и верность перезагрузке, в США по-прежнему предпринимаются попытки нагнетать отношения с Россией. Так, встречу Путина и Обамы пытались омрачить очередными решениями американских конгрессменов по «делу Магнитского». Кроме того, Госсекретарь США Хиллари Клинтон публично обвинила Россию в продаже в Сирию боевых вертолетов. По этому поводу со стороны РФ прозвучало сразу два комментария. Во-первых, глава МИДа Сергей Лавров заверил, что поставки – это выполнение ранее заключенных контрактов и не привязаны к нынешнему обострению в регионе. Во-вторых, пресс-секретарь президента РФ подчеркнул, что речь идет не о поставках как таковых, а о ремонте старых вертолетов.

Интересна также позиция по российско-американским отношениям «республиканца» Митта Ромни, который на данный момент является лидером предвыборной кампании США. «Конечно, мы не враги. Мы не боремся друг с другом, и времена «холодной войны» закончились, – заявил Ромни. – Однако Россия является нашим геополитическим противником, и в связи с этим, думаю, вполне понятно, что власти России продолжают проводить политику, противоречащую интересам нашего государства». (20 июня 2012 года).


Задача Путина теперь – убедить в этом весь мир…

В этом же духе высказался министр Сергей Лавров: «Проблемы в отношениях России и США есть, но страны не стоят на грани холодной войны». (22 июня 2012 года). А ранее, в ходе российской предвыборной кампании, о невозможности новой «холодной войны» постоянно подчеркивал Владимир Путин.

….Завершая тему президентских визитов, отдельно следует отметить встречи Владимира Путина с абхазским лидером Александром Анквабом и президентом Южной Осетии Леонидом Тибиловым. Во-первых, Владимир Путин ранее не приглашал обоих кавказских лидеров в Москву на неофициальный саммит СНГ. Во-вторых, в президентском указе о внешней политике Абхазия и Южная Осетия фигурируют только как «самостоятельные государства», без указания на их евразийскую перспективу. В-третьих, Владимир Путин не стал наносить визиты ни в Сухуми, ни в Цхинвали, встретившись с обоими лидерами в своей резиденции в Сочи.

По всей видимости, такая крайняя осторожность продиктована уважением к Грузии, стремлением не дразнить ее размусоливанием известного территориального вопроса. Однако оценит ли такую путинскую доброту грузинский президент Михаил Саакашвили, сможет ли он сделать для себя надлежащие выводы и проявить решимость к переговорам – очень большой вопрос…

Из несостоявшегося. Президент Владимир Путин мог бы также посетить Польшу и Украину. В рамках проведения Евро-2012 и для поддержки выступления сборной России. Однако невыход российских футболистов из группового раунда турнира оборвали эти путинские планы. Любопытно также, что в случае выхода России в полуфинал Путин все равно бы приехал не в Киев, а в Донецк. Равно как и готовящееся заседание украинско-российской межгоскомиссии состоится тоже не в Киеве, а в Крыму.


И что точно ясно: Россия Путина на «это» не согласится никогда…

Когда же президент Владимир Путин совершит свой полноценный государственный визит в Украину – еще один большой вопрос. Но на 12 июля запланирована встреча Путина с президентом Виктором Януковичем.

Впрочем, других вопросов накопилось не меньше. Например, по-прежнему очень остро стоят вопросы перспективы взаимоотношений России и Грузии. Не исключается также рост напряженности с Азербайджаном. В конце концов, неопределенными выглядят и перспективы первого государственного визита в США. Не меньше тумана в российско-японских отношениях…

…Успел Путин уже посетить и Израиль. Но об этом позже…

Игорь ШЕВЫРЕВ

Версия для печати