ГАРАНТ СЕРВИС 2

Россия–США: от сближения к конфликту

ЕвроПРО поставит точку в сближении России и НАТО

Очередное сближение России и Запада зашло в беспросветный тупик и в перспективе грозит перерасти в новый конфликт. Но прежде должны развеяться иллюзии «второго срока» президента Барака Обамы. «Перезагрузка», однажды придуманная администрацией президента Обамы, уйдет вместе с ним в историю. 21 мая 2012 года в Чикаго, на саммите НАТО, Россия и Запад развернутся в разные стороны, их «сближение» вступит в инерционную фазу. Причем Запад гораздо больше заинтересован в сближении с Россией, чем Россия заинтересована в Западе.

Зачем Западу Россия. Первая мотивация – дружить против Китая. Многие высокопоставленные чиновники на Западе не раз заверяли, что Россия для них больше не представляет угрозы. Другое дело, обеспокоенность по поводу стремительного и неконтролируемого роста Китая. Запад к такому росту оказался просто не готов. Блок НАТО традиционно был заточен против советской «угрозы», а сдерживание в азиатском регионе обеспечивалось лишь за счет контингента войск США. Американцы и сейчас по старинке пытаются сдерживать Китай с морского фланга, выстраивая транстихоокеанский альянс. В то время как возможностей зайти с евразийского тыла у США нет. Евразийский тыл Китая надежно прикрыт Россией. Вот на это сейчас и направлены все натовские разговоры об «общих европейских ценностях», чтобы таким образом подстрекать Россию выступить против Китая. Ведь Альянс привык работать на сдерживание России и окончательно оформился как сугубо региональная (европейская) система безопасности. Его максимально отдаленная вылазка – в Афганистан – оказалась на практике очень проблематичной и грозит вот-вот обернуться позором. То ли дело попытаться дернуться против Китая: без помощи РФ тут никак не обойтись…

Вторая мотивация
– дружить против Ирана. Но и здесь то же самое: как и в случае с Китаем, у России нет серьезных оснований к антииранской деятельности. Зато Россия как крупная каспийская держава вполне могла бы залезть к Ирану в стратегический тыл.


Такой Китай пугает Америку…

Таким образом, задачи Запада сводятся к тому, чтобы, как минимум, поссорить Россию с Китаем или Ираном. При таком раскладе неизбежный конфликт ослабил бы обе стороны. На противоречиях между Китаем и Россией рассчитывают сыграть США и Япония, цена вопроса – раскол РФ и контроль за ресурсами Восточной Сибири и Дальнего Востока. На противоречиях между Ираном и Россией рассчитывают сыграть Турция, Саудовская Аравия и Израиль, цена вопроса – иранские нефть и газ. Ведь только Иран способен вдохнуть «вторую жизнь» в изрядно усохший «Набукко» (если, конечно, захочет).

Третья мотивация
– стремление Запада обеспечить собственную безопасность. США выводят себя из-под удара России, а антироссийский фронт отодвигают подальше от своих границ. Формально между США и Россией нормальные отношения. Фактически весь градус напряженности переложен на союзников США (грузин, поляков, галичан, японцев и других). Так что формат сближения – это не более чем попытка раскрутить РФ на новую волну разоружений.

В-четвертых, Запад надеется заручиться поддержкой РФ, чтобы самому проникнуть в некоторые регионы. Речь, прежде всего, о ЦентрАзии. Формально – проникнуть для помощи по Афганистану. Фактически – навязывание все тех же «общих ценностей» против Китая и Ирана.


Американские войска погрязли в Афганистане…

В-пятых, возможность использовать транзит российской территории. Речь в данном случае, конечно же, о доставке грузов НАТО для войны в Афганистане. Как ни крути, через РФ возить грузы дешевле, чем в обход ее границ.

Зачем России Запад. Прежде всего, отметим, что Россия в своих переговорах не ставит целью вступление в НАТО. Речь идет именно о прагматичном сотрудничестве. И это принципиальное отличие, в сравнении с программами сотрудничества, например, Украины и Грузии. Россия, предлагая свои услуги НАТО, пытается тем самым отвести внимание Альянса от Киева и Тбилиси. Причем неплохо получалось. Украина и Грузия для Запада важны, прежде всего, как сдерживание России. Но для сдерживания Китая обе страны менее пригодны.

К тому же главный вопрос: зачем Западу «сдерживать» Россию в период, когда между ними наступает фаза сближения?

Кстати, Запад, со своей стороны, прекрасно пользуется такой постсоветской «конкуренцией». И банально использует Грузию с Украиной, чтобы, помыкая их евроатлантическими программами, заставлять РФ идти на новые уступки. Например, только стараниями одной Украины удалось заманить Россию в ВТО. А чтобы не допустить Киев с Тбилиси в НАТО, Москве самой пришлось вступить в переговоры по ПРО.


Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад – США: а нас не запугать!

Причем Западу, со своей стороны, для этого вовсе не требуется особых затрат усилий и ресурсов. Всего-то нужно постоянно держать двери интеграции открытыми. Важно только, чтобы Киев с Тбилиси верили в свои евроатлантические перспективы и настойчиво воздерживались от любого формата сближения с Россией.

Второй инструмент влияния – банальная коммерческая выгода. То есть России просто предлагают заработать. Например, на транзите грузов через перевалочную базу в Ульяновске. Или еще один заработок – поставки невоенных грузов для «коммандос» в Афгане, заправка натовских самолетов в Киргизстане и так далее. В целом, с коммерческой точки зрения, подобные заработки выглядят довольно заманчиво. Проблема в другом – в конечном итоге заработки оборачиваются стратегическими просчетами. В результате, «афганская проблема» обходится России и всему центральноазиатскому региону гораздо дороже, чем все натовские «подачки» вместе взятые.

«Дружба Владимира и Джорджа». Итак, в самом начале своего президентского пути, в 2000 году, Владимир Путин сделал тактическую ставку на США. Россия тогда только начинала «подыматься с колен», и эта «ставка» позволяла решить ряд промежуточных проблем. Во-первых, Россия получила внутреннюю передышку после «лихих 90-х» и отвела от себя в сторону «удар глобализации». Во-вторых, выпал шанс выторговать для себя в большой игре ряд преимуществ. В конце концов, «крохи», дарованные со сверхдержавного стола, могли оказаться вполне немаленькими кусками. В-третьих, Россия в режиме прямого диалога с США перехватила инициативу у своих постсоветских конкурентов, что дало возможность застолбить за собой роль «смотрящего» за регионом.


В Москве решили тактически «подружить» с НАТО

То есть, другими словами, «ранний» Путин попытался вести виртуозную игру на противоречиях внутри западного лагеря, между США и Европой. С опорой на Вашингтон. Другое дело, что на практике такое российско-американское сближение, не освободившееся от стереотипов «холодной войны», было преимущественно персонализировано (сводилось к личной дружбе президентов Путина и Буша), а также носило коммерческий характер (возможность неплохо заработать на фоне спекулятивно растущих цен на нефть и газ).

Америка в такой двусторонней игре с Россией тоже имела интерес. На тот момент США достигли всех высот миропорядка, больше не к чему было стремиться. И Вашингтон в условиях однополярности пытался сконструировать новые смыслы и угрозы. Как оказалось, новым смыслом жизни стала «борьба с терроризмом». Под это была быстро срежиссирована драма «11 сентября», ставшая впоследствии формальным основанием для вторжения «коммандос» в Афганистан и Ирак. А Путин был в числе первых, кто подыграл Америке в этом «смысле жизни»…

В целом, первое сближение с Америкой дало России ряд преимуществ: 1) сцементировало страну от дальнейших «парадов суверенитетов». Путин смог выиграть войну в Чечне и навести элементарный порядок на Северном Кавказе; 2) Путин укрепил собственные политические позиции внутри России, отстроив политическое поле под себя; 3) Россия накопила солидный Стабилизационный фонд за счет сверхдоходов до спекулятивно подорожавшей нефти, что позволяло быть уверенным на случай кризисов; 4) Россия смогла сохранить относительное доминирование на всем постсоветском пространстве, что позволяло удерживать нити для будущей новой интеграции.


Москва меняла НАТО на цены на нефть…

Впрочем, были и негативные аспекты. Например, сближение с «далекой» Америкой обошлось России ухудшением отношений с непосредственными соседями. Не только с Европой (соседкой по континенту), но и с соседями по СНГ (прежде всего, со странами ГУАМ). Так, «дружба Владимира и Джорджа» не остановила ни волну расширения НАТО в 2002 году, проглотившую часть стран бывшего СССР (Балтику), ни волну расширения Евросоюза в 2004 году, поглотившую всю бывшую Организацию Варшавского договора. Плюс по странам СНГ прошлась дуга «цветных революций» (Грузия – Украина – Киргизстан), установившая в этих странах антироссийские режимы.

Таким образом, первое российско-американское сближение уперлось в тупик. И лучше всего это состояние символизирует знаменитая речь Владимира Путина на Мюнхенской конференции по вопросам безопасности 10 февраля 2007 года. Во-первых, Путин раскритиковал однополярную модель миропорядка. Во-вторых, немало критики досталось непосредственно США за односторонний диктат и навязывание своих ценностей миру. В-третьих, Путин заявил о праве России на «независимую внешнюю политику».

Итак, ставка на США, принеся РФ ряд тактических преимуществ, к 2007 году была полностью исчерпана. В отношениях Москвы и Вашингтона стали появляться трещины, а «дружба Владимира и Джорджа» ушла вместе с избранием новых президентов. Дело шло к конфликту, который грянул в 2008 году. Сначала США, не желая поступаться своими интересами, в одностороннем порядке признали «независимость» Косово. Спустя полгода Россия, напомнив о «косовском прецеденте», официально признала независимость Абхазии и Южной Осетии.


А потом случились «перезагрузка» и посол США в России Майкл Макфол

Итого: Август 2008 года стал рубежной чертой для отношений Россия-НАТО, которые впоследствии были разорваны и заморожены на некоторый период. Спустя несколько месяцев НАТО официально было признано угрозой безопасности РФ (после принятия новой Военной доктрины).

Заигрывание с Европой. После августа-08 Россия, разочаровавшись в сближении с США, сместила акценты на Европу. Начался период сближения с НАТО, где на тот момент сформировался номинальный проевропейский кворум. Так, РФ предложила НАТО перейти к новому договору о европейской коллективной безопасности. То есть, по сути, на двоих «приватизировать» НАТО и выкинуть оттуда Америку.

Пожалуй, главное, что дали России такие заигрывания, – пробуксовка в дальнейшем расширении НАТО за счет стран ГУАМ. Бухарестский саммит 2008 года, благодаря двойному европейскому вето Германии и Франции, не позволил Киеву и Тбилиси получить заветный план действий по членству (ПДЧ). В результате, триумфатором на саммите оказался Владимир Путин, а не Виктор Ющенко с Михаилом Саакашвили, как кому-то хотелось.

Ну, а после августа-08 все страны погрузились в глобальный кризис. И России, и Европе, и США было явно не до больших геополитических схем и нужно было сосредоточиться на преодолении последствий рецессии.

США, быстрее остальных оправившись от кризиса, вплотную сосредоточились на проекте собственной ПРО, трансформации роли НАТО и принялись натягивать свои трансконтинентальные «поводки».


Американцы в Азии воинственны, но сильно зависят от России

17 сентября 2009 года Барак Обама изменил первоначальный проект ПРО, убрал из него ряд чрезмерных докризисных расходов. А уже в марте 2010 года были достигнуты договоренности с Румынией по ПРО. Бухарест взял на себя обязательства приютить 3 батареи и 24 пусковых установки. Срок – к 2015 году. Еще через некоторое время по той же схеме США договорились с Польшей. Срок подготовки польского «редута» ПРО – 2018 год. В целом вся система ПРО США должна быть построена к 2020 году.

Разумеется, Россия и Китай, находящиеся в стороне от планов ПРО, насторожились от таких военных приготовлений. Поэтому для Запада тактически важно было отвлечь внимание своих основных геополитических конкурентов.

России для отвлечения внимания была предложена «кнопка» перезагрузки. Против Китая Запад применил тактику лести и заигрываний: номинальное признание возросшей в мире роли Поднебесной, нередко сводившееся к чрезмерному преувеличению, и попытки склонить к сговору в рамках G2. Правда, как-то не складывалось с практикой «сговора»: с одной стороны, США призывали Китай поделить мир на двоих, но при этом, с другой стороны, отказывались уступить даже маленький Тайвань или вообще вывести свои войска из Азиатско-Тихоокеанского региона.


И США опять заговорили о ракетах и ПРО

В 2010-м «перезагрузка» поставила новую планку – сближение России и НАТО. Старт надежд был дан в октябре, на подготовительной встрече президента Медведева с лидерами ЕС в Довиле, а в ноябре 2010 года, на Лиссабонском саммите НАТО были подписаны некоторые протокольные документы. Во-первых, впервые на официальном уровне РФ было заявлено, что «НАТО – не враг для России». Правда, Военная доктрина РФ при этом сохраняла силу. Во-вторых, США и НАТО впервые получили от РФ сатисфакцию на строительство системы ПРО. Правда, для этого и Западу пришлось согласиться с правом РФ на строительство своей (евразийской) системы ПРО.

Однако, несмотря на бравый настрой, в Лиссабоне стороны не договорились по ряду важных вопросов. Во-первых, именно Россия предлагала Западу строить совместную ПРО. Правда, без разъяснения деталей, против кого эта система будет направлена. В то время как Запад последовательно призывал создавать две автономные системы: с одной стороны, евроПРО и, с другой стороны, евразийская безопасность. Суть предложения НАТО – между обеими системами должна быть координация и осуществляться постоянный обмен информацией.

Во-вторых, Россия потребовала от Запада юридических гарантий ненаправленности евроПРО. Причем по настоянию Москвы это должны быть именно письменные гарантии. С тех пор уже прошло два года: Запад отделывается устными заверениями и утверждает, что готовится обороняться только от «угроз» Ирана и Северной Кореи.


А в Иране по-прежнему предлагают их не бояться…

Тем временем, система ПРО постепенно выстраивается и начинает приобретать отчетливые очертания. И Западу, несмотря на дружелюбный тон, удалось достичь ряда преимуществ по отношению к России:

1. информационные системы евроПРО уже охватывают всю территорию РФ, что создает условия для блокирования российских сил сдерживания;

2. к 2020 году евроПРО будет способна перехватывать российские баллистические ракеты;

3. Россия в будущем может столкнуться с угрозой перехвата отечественных космических аппаратов средствами ПРО;

4. строительство системы ПРО укладывается в ранее установленные сроки, а промежуточные испытания проходят успешно, без сбоев.

В то же время сближение России и Запада дало еще один результат. 6 апреля 2011 года Россия и США в Праге подписали договор СНВ-2. Причем, согласно общеизвестной информации, СНВ-2 был строго привязан к планам США по развертыванию ПРО. В частности, предусматривалось, что если Америка продолжит строительство ПРО, Россия вправе выйти из СНВ-2.

Как видим, Америка свою систему ПРО строит. И СНВ-2 по-прежнему в силе. Хотя договор ограничивает безопасность России. По состоянию на 1 июня 2011 года, Госдеп США подвел итог разоружения:

- баллистические ракеты: у США – 882; у России – 521;
- боеголовки ракет: у США – 1800; у России – 1537;
- пусковые установки: у США – 1124; у России – 865.

7 июня. НАТО обнародовало список из 30 стран, представляющих угрозу. Россия в этом списке не значится.

8 июня. Россия заявила о намерении развивать свои ядерные силы на случай, если не удастся договориться по участию евроПРО.

С июля 2011 года
Россия приступила к всеобъемлющему объективному анализу планов США по ПРО.


Россия понимает, зачем нужно ПРО: чтобы ослабить ее и Иран

23 ноября. Президент РФ Дмитрий Медведев назвал «асимметричный ответ» России в ответ на развертывание ПРО. «Россия при отсутствии договоренностей с США по ПРО оставляет за собой право отказаться от дальнейших шагов по разоружению», – напомнил об СНВ-2 Дмитрий Медведев. Причем перед тем, как сделать свое заявление, Дмитрий Медведев в рамках двусторонней встречи на саммите АТЭС (12 ноября) в Гонолулу (Гавайи) провел переговоры с Бараком Обамой.

Однако устрашение Медведева на Обаму не подействовало: США по-прежнему не считают необходимым и возможным предоставить России юргарантии ненаправленности ПРО.

В целом, говоря о сближении, следует также отметить, что здесь есть немалый оттенок персонализации.

США договаривались о сближении с Дмитрием Медведевым, рассчитывая на его «второй срок». Но в сентябре 2011 года тандем, как известно, сделал выбор в пользу Владимира Путина. Победа Путина на президентских выборах подвесила перспективы сближения.

Россия договаривалась о «перезагрузке» с президентом США Бараком Обамой, администрация которого сама выдвинула эту идею. В то время как его оппоненты-республиканцы предлагают ужесточить тон в отношениях с Россией. Возможное поражение Обамы на выборах пока что не столь очевидно – потому еще тлеют надежды на «перезагрузку». Россия переиграла США своим «тандемом». Но и Вашингтон держит паузу неопределенности относительно сценария смены своей власти.

Президент Путин, тем временем, готовит крутой евразийский поворот. Еще в период своей предвыборной кампании обозначил свои внешнеполитические приоритеты. Он уже разочаровался в играх с США и к тому же убедился в бессмысленности медведевского сближения с НАТО. Основная ставка Путина – на Восток, на Китай, ШОС, БРИКС. Путин планирует вплотную заняться евразийским строительством. США, НАТО «восьмерка» ему не интересны.


Россия уже научилась разбираться со всеми врагами…

Таким образом,
очередное сближение России и Запада близится к своей финальной развязке. Предыдущее «сближение» закончилось конфликтом в Августе-08 (на Кавказе), а спустя еще полгода – газовой войной с Украиной. Нынешнее «сближение» тоже обернется серией локальных конфликтов по периметру границ РФ. Наиболее рисковые сценарии угрожают развернуться в регионах Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Япония, вытесненная растущим Китаем из Азиатско-Тихоокеанского региона, попытается отыграть утраченные позиции за счет рывка на российские территории.

Игорь ШЕВЫРЕВ

Версия для печати