ГАРАНТ СЕРВИС 2

Иранский детонатор

Война против Тегерана выгодна всем, но маловероятна

Мировые СМИ гудят новостями о готовящейся войне с Ираном. Правда, здесь гораздо больше манипуляций и искусственного нагнетания, чем реальной военной опасности. Реальность гораздо прозаичнее. Те, кому война была бы выгодна, сами воевать не умеют – для них война является одним из видов бизнеса. Тем, кто воевать умеет, конфликт с Ираном невыгоден, ибо их интересы больше всего пострадают при таком сценарии. Прежде всего, следует отметить ту огромную и критическую роль, которую играет нефтегазовый Иран для Запада, России, Китая и других азиатских тигров.

Цена Ирана. Во-первых, Иран обладает 16% мировых запасов природного газа, уступая лидерство только России. Кроме того, Иран – второй по мировым запасам нефти (18 млрд. тонн) после Саудовской Аравии и занимает 5,5% на мировом рынке торговли нефтепродуктами. Основные иранские нефтегазовые месторождения расположены на шельфе Персидского залива, а также на северо-востоке страны.

Иранские запасы критически важны для всех ключевых мировых центров влияния: и для Европы, и для России (Евразии), и для динамично растущего Китая. По-видимому, Брюссель рассчитывает именно на Иран как источник для заполнения «Набукко». Или, как минимум, на нефтегазовые запасы иракского Курдистана, но и здесь с учетом дружеских отношений, исторически сложившихся между иранцами и курдами, без решения «иранской проблемы» не обойтись. Без Ирана – проевропейский «Набукко» невозможен. Без Ирана Китай станет более сговорчивым в газовых отношениях с Россией, возрастет значение среднеазиатского газа. А еще – США, в свою очередь, рассчитывают пустить иранский газ для развивающейся Индии, стремясь превратить ее в противовес Поднебесной. Таким образом, как ни крути, а все нефтегазовые дороги пересекаются в Иране.

Во-вторых, развивающийся Иран, полностью самодостаточный в ресурсном отношении, может представлять угрозу лидерству Израиля на Ближнем Востоке, а также интересам США по перекраиванию карты Большой ЦентрАзии. Даже нынешний Иран, пребывающий в «оси зла» и в отношении которого трижды вводились международные санкции. Сейчас лидерство Ирана сдерживается американскими базами в Ираке, но в 2012 году «янки», как обещано было Бараком Обамой, должны уйти. Израиль больше всего не в восторге от такой перспективы и потому настоятельно подбивает Вашингтон к активным антииранским действиям. В результате, чтобы сохранить присутствие в регионе, США по новой начали раскручивать миф об иранской «угрозе». Уйдут из Ирака, но укрепят позиции в Персидском заливе, южном подбрюшье Ирана.


В Иране есть кому воевать…

В-третьих,
шиитский Иран является историческим и религиозным конкурентом суннитской Саудовской Аравии, стремящейся сохранить доминирование в исламском мире.

В-четвертых,
динамично растущий Иран также является конкурентом Турции в региональном влиянии на Южном Кавказе и в странах ЦентрАзии.

Таким образом, Иран является непримиримым конкурентом связки США–Израиль–Саудовская Аравия–Турция. Компромиссы в данном случае невозможны. Военный сценарий – полное завоевание и покорение Ирана – для Запада был бы практически идеальным сценарием. Но при этом сразу же возникает ряд проблемных нюансов:

а) конфликт с Ираном оказался бы еще более затяжным, чем в Ираке и Афганистане. Соответственно, чем дольше затяжка – тем выше риски вылететь. Не только из Ирана, но и провалив войну на остальных фронтах;

б) Иран в военном отношении гораздо лучше подготовлен, чем армия Саддама Хуссейна, Талибан в Афганистане и даже армия Каддафи в Ливии. Причем Иран силен своей способностью мобилизовать обычные, неядерные вооружения. То есть успех Запада в конфликте не гарантирован. Зато гарантированы большие жертвы;

в) у Запада на данный момент нет надежной точки опоры для затяжной войны с Ираном. За исключением разве что 5-го флота США, дислоцирующегося в Ормузском проливе. Очевидно, что этого не достаточно. Тем более для затяжной войны. Антииранский расклад до сих пор не созрел;

г) Иран тоже способен оказать системное сопротивление и имеет ряд друзей, способных на своих участках оказать действенный отпор. Так, первыми под иранский удар попадут страны Персидского залива. Кроме того, Тегеран также любит шантажировать Вашингтон ударом по Израилю (до территории США иранские ракеты все равно не долетают).


…Есть у Ирана и на что воевать…

Помимо всего указанного, есть также пикантный нюанс: заинтересованных в войне гораздо больше, чем тех, кто реально готов взяться за оружие. Американцы вовсю заняты бизнесом, у Израиля – тоже свой гешефт. Остаются разве что арабские союзники Запада, но это весьма хрупкая и условная надежда. Арабы, скорее, между собой передерутся, чем сумеют договориться против Ирана. Тем не менее фактор «угрозы Ирана» для раскручивания гонки вооружений на Ближнем и Среднем Востоке используется регулярно. Американцы этим первыми пользуются для загрузки союзничков очередными военными контрактами.

Во имя Доллара. В условиях, когда распалить пламя войны с Ираном проблематично, США пытаются сыграть хотя бы на информационном нагнетании войны. Птыются создать хотя бы виртуальную угрозу и заставить мир поверить в нее.

Для нагнетания напряженности уже не первый раз используются санкции, которые вводились против Ирана уже четырежды. Для Тегерана от этих санкций – не холодно и не жарко. Для Запада – то же самое: режим строгих санкций не мешает, например, Франции, Германии и другим странам периодически вступать с иранскими партнерами в бизнес-контакты. То есть режим санкций оказывает нелинейное влияние. Основные последствия от их действия происходят на международных рынках. Давно замечено: как только активизируется «антииранская истерика», на мировых биржах снова начинают расти цены на нефть и газ. В свою очередь, спекулятивно завышенные цены на энергоресурсы исполняют роль сдерживания по отношению к мировой экономике. Сначала в цене стремительно растет нефть, потом подскакивает привязанный к ней газ. Как следствие, весь мир стонет в кризисных схватках, и, казалось бы, во всем «виноват» Иран? Нет, в действительности «иранская проблема» играет отвлекающую роль от истинного источника кризиса, находящегося на Западе. Американцы – умелые фокусники, у них неплохо получается отвлечь мир от собственных долговых проблем.


Потери США рискуют быть просто огромными…

Особенно спекулятивному всплеску нефтяных цен способствуют любые новости о возможной блокаде Ормузского пролива, через который проходит около 40% мировой торговли энергоресурсами. Экономически больше всего на таких новостях терпят убытки Европа и Япония, основные потребители ближневосточных углеводородов. Разумеется, этим сразу же пользуются США для упрочивания своих трансатлантических связей (с Европой) и транстихоокеанских связей (с Японией). В результате, под влиянием спекулятивно завышенных цен на нефть Брюссель и Токио становятся особенно сговорчивыми и перестают фрондировать в отношениях с Вашингтоном.

Итого: посмотрим на выгодоприобретателей. Во-первых, в «антииранской игре» выигрывает американское нефтегазовое лобби. То есть все нынешние политические конкуренты президента Барака Обамы. «Вторая волна» кризиса угрожает окончательно подмочить его «шансы» на переизбрание.

Во-вторых,
в «антииранской игре» выигрывают США в целом. Сдерживание завышенными ценами на энергоресурсы подавляет основных валютных конкурентов доллара – зону евро и иену, а также оказывает сдерживающий эффект в отношении китайского юаня. Соответственно доллар продолжит противоестественно (и не только в силу «психологического фактора») сохранять доминирование на фоне всеобщего кризиса и разрухи. Противоестественно сохранят также ценность американские долговые бумаги.

В-третьих, «вторая волна» кризиса, усиленная «антииранской игрой», ускорит формирование новых альянсов в прозападном лагере. В Европе США крепче привяжут Лондон–Париж–Рим–Мадрид–Вену. В Азии на надежном поводке останутся Япония–Австралия–Индонезия–Филиппины. США, несмотря на тяжелые долговые проблемы, сохранят свою мировую гегемонию.


США нужна война для поддержания реноме

Впрочем, «антииранская игра» даст консолидирующий эффект оппонентам, заставив теснее сплотиться, прежде всего, страны ШОС: Китай, Россию, Иран, Пакистан. Все это мы можем наблюдать сейчас, когда на Западе снова усиливается антииранская риторика. И это притом, что подвижек к реальному боевому конфликту в регионе нет. Хотя, разумеется, война только бы закрепила тенденции, позитивно складывающиеся для интересов Запада. То есть война – хорошо. Нет войны – нужно постараться создать хотя бы ее видимость.

Почему войны не будет.
Рассмотрим, почему в нынешней антииранской истерике больше экономических интересов, чем реальной военной опасности.

Во-первых, США не рискнут нападать на Иран, пока окончательно не переформатируют расклад на Ближнем Востоке в свою пользу. Прошлогодняя «арабская весна» запустила цепь преобразований. Сначала рухнул Тунис, потом – Египет, где исламские радикалы уже оформили свое представительство во власти и первым делом установили контакты с Турцией (региональной соперницей Ирана). Падение «режима Каддафи» в Ливии также пошатнуло ближневосточный расклад. Но у Ирана по-прежнему остаются друзья – баасистская Сирия и ливанская «Хизбалла». То есть если США ударит по Ирану, не решив проблему Сирии, то существуют риски не просто увязнуть в конфликтах, а в случае неудачи потерять все. И выскользнувшую Сирию, и Иран, вплоть до дальнейшего отката в начавшемся переформатировании.

Во-вторых, ближневосточные нефть и газ все еще очень чувствительны для Европы и Японии, являющихся верными союзниками США. Американцы хотят сделать своих союзников более сговорчивыми, но вряд ли стоит задача уложить их на лопатки и «обезгазить». То есть пока Токио и Брюссель не найдут альтернативу, война в Иране проблематична. Кстати, такая альтернатива может быть обеспечена за счет России, которая поможет Европе Северным и Южным потоками, а Японии – сахалинским газом.


…А также для ослабления и соратников, и противников…

В-третьих, у США пока что нет опорных плацдармов на подступах к Ирану. Вашингтон может рассчитывать только на силы собственного флота в Ормузском проливе. Другие плацдармы – на данный момент еще не созрели. Речь, прежде всего, идет об Азербайджане, который сыграет свою роль только после того, как будет разыгран «кавказский детонатор».

Кроме того, в планах США создание некоего «Свободного Белуджистана» на ирано-пакистанской границе. Это тоже задача ближайшей перспективы и в случае если в Исламабаде рухнет нынешний проамериканский режим.

К этому следует также добавить другие планы Вашингтона по переформатированию карты ЦентрАзии. Например, выделение так называемого «Южного Киргизстана», куда при поддержке Турции сразу же хлынут уйгуры. Еще один планируемый проамериканский осколок – Фергана, бьющая не только по Узбекистану, но и по соседним Киргизстану и Таджикистану. Напомним, что Душанбе входит в проиранский «арийский союз».

Таким образом, война Запада против Ирана возможна не иначе, чем в случае полного переформатирования существующего расклада сил на Ближнем и Среднем Востоке, а также в ЦентрАзии. То есть не ранее, чем в среднесрочной перспективе, и маловероятно, что до 2015 года. Правда, если к этому времени Иран сможет создать собственное ядерное оружие, появится еще один мирный сдерживающий фактор. В противном случае повышаются риски ядерной войны, в которую сразу же будут вовлечены другие ядерные державы.


Потому что война – это расходы одних и доходы других…

Выводы и прогноз развития ситуации.
1. Война Запада против Ирана маловероятна. Гораздо больше шансов на возникновение локальных стычек в регионе Персидского залива. Причина – США искусственно нагнетают истерику вокруг иранской «угрозы», чтобы в дальнейшем обосновать свое военное присутствие в регионе. Уйдя из Ирака в 2012 году (как и планировалось), американские «коммандос» хотят более основательно осесть в Персидском заливе.

2. Не следует исключать локальных стычек и провокаций в Персидском заливе, а также в Ормузском проливе. Что может дать свой «медвежий эффект» для спекулятивного всплеска мировых цен на нефть. Не исключено, что мировые цены на нефть могут снова подпрыгнуть до своих докризисных рекордов (140 долл. за баррель), но это будет одномоментный скачок, за которым немедленно последует не менее болезненный спад. Такие нефтяные скачки больнее всего ударят по Европе и Японии, теснее привязав их к альянсу с Вашингтоном.

3. Понятно, что США, раскручивая спекулятивный маховик на нефтяном рынке, держат прицел, прежде всего, на Россию и Китай. Но Россия, скорее всего, от удара выстоит, а в зоне повышенного риска находятся другие страны, сильнее зависящие от нефтеэкспорта. Например, Азербайджан, где в 2011 году продажа нефти составила около 92% всего экспорта. Что касается влияния на Китай, то, прежде всего, не стоит преувеличивать геополитических возможностей Пекина, который точно не пойдет на открытый конфликт с Западом. Сложная обстановка вокруг Ирана заставит Китай крепче взяться за ЦентрАзию (еще один перспективный нефтегазовый регион), а также сильнее привяжет к ресурсам России. Только таким образом Китай за счет ЦентрАзии и России сможет покрыть свои растущие газовые потребности.


Но если Запад, США и НАТО все же начнут войну…

4. Россия вполне может воспользоваться временем, пока США будут проводить перегруппировку сил на Ближнем Востоке. Во-первых, Москва нарастит свое энергетическое влияние в отношении Европы за счет Северного и Южного потоков. Во-вторых, будет найден консенсус и в газовых переговорах Москвы и Пекина. В-третьих, лишение транзитной монополии и кризис в зоне евро сделает сговорчивой Украину. Россия продолжит укрепление своих позиций на постсоветском пространстве, работая реализацией идеи о международном финансовом центре.

5. Китай, в свою очередь, воспользуется для укрепления своих позиций в Азиатско-Тихоокеанском регионе, а также в регионе АСЕАН. Таким образом, и Москва, и Пекин ускорят работы по становлению многополярного мироустройства.

6. С учетом взаимопривязки цен на разные виды энергоресурсов, цены на газ и в этом году будут по-прежнему высокими. И это основной вывод для Украины в нынешнем нагнетании антииранской истерии. Еще один вывод – необходимость диверсифицировать источники энергопоставок. А в этом Тегеран с его огромными газовыми запасами для Киева должен быть союзником. Украине необходимо корректировать собственную внешнюю политику. В целях реальной диверсификации источников энергопоставок необходимо дистанцироваться от «связки» Турция–Израиль, неотъемлемыми частями которой являются Грузия и Азербайджан. В украинских интересах гораздо выгоднее другая связка – Иран–Армения–Россия и формирование новой конфигурации сил на Кавказе.


…То у России и Китая найдется чем ответить…

P.S. Цена Ирана особенно подскочила после того, как в июне 2011 года в этой стране были обнаружены новые гигантские нефтегазовые месторождения. Например, в Ассалии запасы газа, по приблизительным подсчетам, составляют 260 млрд. куб. м газа.

Любопытно, что приблизительно тогда же, в июне, американскому президенту Бараку Обаме спецслужбы впервые сообщили о «заговоре» против саудовского посла. Мир узнает об этом «заговоре» несколькими месяцами позднее, 11 октября. Точка в расследовании этого «заговора» до сих пор не поставлена. Как и очередная «глава» в антииранской игре только в самом разгаре. В экспертном обществе считается, что именно с этого момента ведет отсчет очередная фаза антииранской истерии…

Игорь ШЕВЫРЕВ

Версия для печати