ГАРАНТ СЕРВИС 2

Митт Ромни – их кандидат

Республиканцы видят именно его своим кандидатом в Белый дом

В США действительно начинает чувствоваться приближение президентской кампании следующего года. Все чаще звучат заявления в духе предвыборной риторики. Если ситуация в лагере демократов представляется сейчас ясной – Барак Обама рассчитывает вновь выдвинуть свою кандидатуру на следующий срок, то у республиканцев такой ясности пока нет. Претенденты на главенство в «Партии Слона» соревнуются в звонких и эффективных заявлениях, в том числе и на внешнеполитические темы. Ведущий на данный момент времени республиканский кандидат в президенты США -- Митт Ромни.

Он без устали осуждает перезагрузку отношений с Россией, а еще один видный республиканец с президентскими амбициями, Рик Санторум, призвал ликвидировать «русских ученых, замешанных в иранском ядерном проекте».

По этому поводу портал «Terra America» публикует материалы, посвященные старту избирательной гонки в США, в частности, ситуации в Республиканской партии, которой необходимо выдвинуть свою кандидатуру на грядущих выборах в противовес Бараку Обаме. Преодолели ли республиканцы свои многочисленные расколы и дрязги? Сможет ли «Партия Чаепития» выдвинуть своего кандидата в противовес кандидатам умеренных, читай – элитарных групп? На вопросы «Terra America» отвечает человек, имеющий отношение к консервативному лагерю, но обладающий независимой позицией по отношению к истеблишменту – это Даниэль Ларисон.


Даниэль Ларисон знает, что говорит

Он -- известный американский историк-византинист, в своей политической деятельности являющийся редактором и автором журнала The American Conservative, также ведущий на сайте издания свой собственный блог, восходящая звезда палеоконсервативного движения.

Как вы считаете, уважаемый господин Ларисон, смогли ли республиканцы преодолеть свой внутренний раскол? Пришел ли, по вашему мнению, момент для выдвижения консенсусной кандидатуры, которую бы поддержали все группы республиканцев?

Ситуация выглядит уже несколько иначе, на мой взгляд. Пока нет человека, который мог бы объединить недовольных избирателей-республиканцев против согласованного кандидата, который доминирует с самого начала – Митта Ромни. Выглядит все более вероятным, что Республиканская партия сплотится вокруг Ромни вопреки всем оговоркам, которые он и его послужной список у них вызывают.

На каких условиях могут республиканцы достигнуть соглашения с Партией Чаепития? Возможно ли оно в принципе?

Президентская кампания Джона Хантсмана предоставила возможность навести мосты между умеренными и радикалами из Партии Чаепития. Но Хантсман же и натерпелся нападок с обеих сторон: он не обладает тем воинственным стилем и идеологическим напором, который хотели бы видеть консерваторы, однако его послужной список в качестве губернатора Юты по большей части свидетельствует о его консерватизме, а значит, маловероятно, что умеренные республиканцы примут его сторону. Ромни занимает ведущую позицию в этой гонке, и остается наиболее вероятным кандидатом на номинацию от Республиканской партии, а это, скорее всего, означает, что активистам и избирателям Партии Чаепития придется принять относительно умеренного лидера Республиканской партии.


Движение чаепития провидит митинг перед Капитолием

Насколько важна внешняя политика на этом этапе внутрипартийных дебатов в рамках предвыборной кампании? Как отразится настойчивая критика отношений США с Россией, которую озвучил Митт Ромни, а также резкие заявления Рика Санторума, на этих отношениях? Означает ли это, что «перезагрузка» и российско-американские отношения будут приобретать все большую значимость в ходе избирательной кампании?

Внешняя политика пока еще не вышла на передний план, как это было в кампаниях 2004 и 2008 года, однако она все же искажает восприятие публикой кандидатов. Несмотря на все несовершенство взглядов Ромни на внешнюю политику, он их все же довольно подробно озвучил и окружил себя ветеранами администрации Буша, что в целом усиливает впечатление о Ромни как о хорошо подготовленном кандидате, проявляющим интерес к управлению и разработке в том числе и внешнеполитического курса. Справедливо и то, что очевидная неосведомленность Перри и Кейна в вопросах внешней политики подтвердила ранние подозрения о том, что им не стоит вступать в гонку – именно их грубые ошибки во внешнеполитических вопросах сыграли главную роль в их провале в качестве кандидатов. Участие Рона Пола в дебатах Республиканской партии будет и далее вынуждать всех других кандидатов оправдывать свои агрессивные и вредные политические меры. Когда начнутся общие выборы, вопросы внешней политики выйдут на передний план в дебатах между Обамой и наиболее вероятным претендентом, Ромни. В своей риторике Ромни выступил против буквально всего, что сделал Обама, и Обама думает, что в своей кампании сможет сделать ставку на успехи во внешней политике и в обеспечении национальной безопасности, что приведет обоих к преувеличению политических разногласий между ними. Политика «перезагрузки» – возможно один из самых спорных вопросов на повестке грядущих внешнеполитических дебатов, это один из немногих политических вопросов, по которому мнения между двумя партиями действительно расходятся. «Перезагрузка» прошла довольно успешно, и администрация Обамы по понятным причинам довольна ее результатом, однако среди республиканцев утвердилось предвзятое мнение о том, что «перезагрузка» изначально была обречена на провал. Это значит, что перед избирателями встанет четкий выбор между политикой сотрудничества с Россией и политикой бессмысленной провокации и вражды.

Насколько велики политические разногласия между крылом изоляционистов и крылом сторонников интервенции в Республиканской партии?

Я не вижу «изоляционистского» крыла как такового, однако существует огромная разница между республиканцами, придерживающимися взглядов Рона Пола и теми, кто тяготит к Ромни, Санторуму и иже с ними. На бумаге может показаться, что различия не так уж велики, но разногласия по внешнеполитическим вопросам так фундаментальны, что за этим видится базовое несогласие относительно того, что означает быть консерватором. В плане влияния интервенционисты остаются в большинстве, но среди рядовых избирателей, они не находят той поддержки, которой они пользовались сразу после атак 11 сентября и на ранних этапах войны в Ираке. «Изоляционистское» крыло на самом деле – это две части партии, несогласные по целому ряду других вопросов, не связанных с внешней политикой. Интервенционисты же склонны обходить свои разногласия по социальным и бюджетным вопросам (если таковые разногласия вообще существуют), сплотившись на основе своего агрессивного видения внешней политики.


У Митта Ромни достойные учителя

Несколько слов о демократах. Почему Демократическая партия (лидер которой, президент США, переживает резкое падение рейтинга) не выдвинула фигуры подобной Юджину Маккартни в 1968-ом или Эдварду Кеннеди в 1980-ом, которая могла бы воплотить в себе альтернативу демократов? Такой фигуры просто нет или демократы стремятся избежать таким образом внутреннего раскола в партии?

В 1968 году в среде демократов произошел жесткий раскол по Вьетнаму, в результате чего возникло естественное пространство для появления либерального претендента. Картер был ослаблен еще больше, чем Обама сегодня – именно этим обусловлен вызов ему со стороны Кеннеди. Но каким бы ни было разочарование прогрессистов в Обаме, война в Афганистане в части общественной поляризации даже близко не напоминают вьетнамскую ситуацию. Многие прогрессисты по-прежнему лелеют надежду на то, что Обама предоставляет им возможность превратить внешнюю политику и национальную безопасность в долгосрочное электоральное преимущество для демократов, после нескольких десятилетий провала по этим вопросам. К тому же, страх перед приходом еще одной республиканской администрации удерживает демократов от выступлений против Обамы. Память об эпохе Буша еще очень свежа, а желание избежать повторения этого опыта достаточно велико, чтобы коалиция вокруг Обамы оставалась сплоченной вопреки тому, как они воспринимают его провалы и предательства. Ну и если бы у Обамы мог быть серьезный соперник на левом крыле, он бы уже не замедлил появиться. Демократам уже поздно выдвигать альтернативу Обаме на этих выборах. Ни одна из крупных партийных фигур не пойдет на то, чтобы ее потом обвинили в поражении Демократической партии в 2012 году.


Бараку Обаму ругают за «перезагрузку» с Дмитрием Медведевым

P.S. Мнения других приглашенных специалистов тоже очень разные. Например, Патрик Бьюкенен – политический обозреватель американского телеканала MSNBC, создатель журнала The American Conservative, некогда бывший специальным помощником президента Ричарда Никсона и руководивший информационной службой Белого дома при президенте Рональде Рейгане, уверен, что разногласия в Республиканской партии – временные. И что оппозиция демократу Бараку Обаме уже чувствует вкус победы и ради нее откажется от внутренних склок. Бьюкенен -- ведущая фигура в движении палеоконсерваторов (речь идет о доброжелательно настроенном по отношению к России интеллектуальном движении внутри консервативного сообщества США, его участники – убежденные изоляционисты, не видящие никакой необходимости в «имперской политике США за пределами ее традиционной сферы интересов, собственного «ближнего зарубежья»).

Так вот Бьюкенен считает: -- Республиканцы не преодолеют свои разногласия до тех пор, пока не выявлен бесспорный лидер гонки, а это может случиться, скорее всего, лишь в конце января на праймериз во Флориде. Имея реальный шанс захватить Белый дом, Сенат и палату представителей, Республиканская партия, вероятнее всего, объединится вокруг лидирующего кандидата – кем бы он ни был. Оппозиция президенту Обаме, глубокая и, главное, искренняя неприязнь к сегодняшним демократам и либеральным СМИ, предвкушение победы, а вместе с ней, и власти, обязательно сплотит Республиканскую партию.

Реальной угрозой для республиканцев может быть только третья партия под руководством Рона Пола, который стремится выпутаться из ближневосточных войн, положить конец помощи иностранным государствам, уменьшить размеры военно-промышленного комплекса и установить хорошие отношения с Россией. Если Пол, крайне популярный среди простых американцев политик, возглавит третью партию, республиканцы гарантированно проиграют. Но он этого не сделает. По одной причине – его сын-сенатор является восходящей звездой Республиканской партии.


Патрик Бьюкенен не очень верит в республиканцев

Что касается восстановления отношений с Россией, то здесь реальной проблемой вновь являются неоконы, которые стремительно внедряются в ближайшее окружение Ромни, а Ромни на сегодняшний момент является самым перспективным кандидатом на номинацию от республиканцев. Но Ньют Гингрич, Ромни и Санторум возможно будут скармливать «сырое мясо» старым правым, приверженцам Холодной войны, просто для того, чтобы набрать голоса. Митт говорит, что если его изберут, то он переместит воздушных десантников в Персидский залив и «будет готовиться к войне». Ньют звучит еще более хищно. Он говорит о махровейшем интервенционалисте Джоне Болтоне в качестве возможного кандидата на пост государственного секретаря США. Со ссылкой на «данные разведки», МАГАТЭ заявило, что «главный российский ученый-ядерщик на протяжении многих лет обучал иранцев». Этим ученым оказался некий В.И.Даниленко, который не является специалистом в ядерном оружии, его специальность – использование обычных взрывчатых веществ для производства наноалмазов – для изготовления горюче-смазочных материалов и резины.

Возвращение к Холодной войне с Россией сейчас было бы актом колоссальной глупости для Америки, когда наши интересы совпадают или согласуются в столь многих областях.

А вот Старший советник Центра стратегических и международных исследований (Вашингтон) Эдвард Люттвак считает, что следующим президентом США станет кандидат Партии Чаепития. И что американские элиты пришли к консенсусу по вопросам внешней политики и бюджета.

Итак, Эдвард Люттвак:
-- Республиканцы (на мой взгляд – в куда большей степени, чем демократы) – партия и движение, но прежде всего – лейбл. Мы называем одних людей «республиканцами», а других – «демократами».


Эдвард Люттвак верит в Ромни

Самый перспективный кандидат республиканцев сейчас – Митт Ромни, который медленно, но верно становится все более сильной фигурой. Все больше его однопартийцев говорит: «мы хотим выиграть, нам нужен президент-республиканец, а стало быть, мы будем поддерживать Ромни, пусть он нам даже не нравится, но мы все равно его поддержим». Есть только одно исключение – христиане-евангелисты, для которых политика не самоцель, а лишь инструмент продвижения важных для них вопросов, в основном морального свойства.

Кандидатура Митта Ромни, вероятно, получит поддержку всех республиканцев, но горячей поддержки евангелистов он будет лишен: слишком либерально настроен по их мнению, а кроме того, принадлежит к церкви мормонов, которую многие евангелисты не считают христианской. Они готовы видеть на посту президента не-христианина, но вот президент-мормон — это для них как-то странно и чересчур.

Обама сейчас очевидно не получит широкой поддержки, поэтому вопрос о другом возможном кандидате на пост президента от демократов выглядит совершенно логичным. Государственный секретарь США – естественный конкурент президента, и с точки зрения партийной логики следующим по статусу за Обамой демократом является Хиллари Клинтон. Хиллари Клинтон настолько очевидна в этой роли, что не дает другим даже допускать мысль об этом. Сама она, конечно, обдумывает такой вариант.

У нее еще есть время, чтобы принять окончательное решение, но уже сейчас многие в окружении Клинтон говорят: «Хиллари, твой долг выступить против Обамы, иначе республиканцы завладеют Белым Домом». После предыдущих выборов Обама нейтрализовал Хиллари на два года, поставив ее на пост Государственного секретаря.


Ну кто ее нейтрализует?

Если воспользоваться метафорой из шахмат, это был его «ход конем» – включить Хилари в правительство, чтобы она не критиковала его со стороны. Теперь ей надо будет выйти из правительства, чтобы вновь получить свободу критиковать президента и его политику, и она вполне может на это пойти.

При этом такая ситуация возможно в 2012 году, так как в выборам 2016 года такой возможности ей уже не представится.

Если в 2012 году победят республиканцы, то выдвигать ее кандидатуру в 2016 будет ошибкой: как минимум, ей будет сложно принимать участие в гонке из-за возраста, который не помешает ей быть президентом, но может помешает выступить достойной соперницей более молодым кандидатам. Так что для нее смысл только выступление против Обамы. Тогда вся политическая машина клана Клинтонов и их сторонники смогут сплотиться и вновь одержать победу. В любом случае, это не простое решение: не все демократы выступают за такой вариант, и в целом лагерь демократов не так монолитен, как считается.

На этом фоне ничего не мешает примирению различных республиканских групп и фракций. В действительности Партия Чаепития вовсе не такова, какой мировые СМИ и американская пресса ее рисуют своим читателям. Это просто бюджетные консерваторы, однако посмотрите, что делают медиа. Сначала унизили расистским карикатурами, а это действительно смешно, если учитывать, что их поддерживает Херман Кейн. Потом выставляли невежественными провинциалами. Даже New York Times пришлось признать после нескольких опросов, что среди членов Партии Чаепития высок процент людей, получивших университетское образование, а особенно тех, кто получил высшее образование в области экономики.

Подлинная Партия Чаепития выступает за сокращение государственных расходов, а этот пункт является частью республиканского консенсуса. И эта настоящая Партия Чаепития вполне может провести своего кандидата в Белый Дом.

До появления Партии Чаепития существовали разногласия между сторонниками «сокращения расходов» и сторонниками «еще больших расходов». Последним свойственна позиция «чтобы справиться с безработицей, давайте тратить больше денег на создание рабочих мест». Но можно сказать, что сейчас победила Партия Чаепития, ведь даже администрация президента Обамы теперь проводит в жизнь их политику. Я думаю, что поэтому можно быть на сто процентов уверенным в том, что президентом США станет кандидат от Партии Чаепития, так как Обама по сути уже является президентом от Партии Чаепития: он не тратит больше бюджетных денег, как это принято у демократов – он сокращает государственные расходы.


Все строится на противостоянии Орла и Медведя?

Межпартийные разногласия между изоляционистским и интервенционистским крыльями республиканцев уже не так уж и сильны. В США возник вполне определенный внешнеполитический консенсус – покинуть Афганистан, Ирак и другие близлежащие регионы, и наращивать свое военно-политическое присутствие Тихоокеанском регионе. Следовательно, если бы среди республиканцев были сторонники войны, занимающие позицию бывшего кандидата в президенты, сенатора Маккейна по принципу «мы должны воевать и победить в Афганистане», возник бы конфликт между изоляционистами и сторонниками интервенции. Однако, как я уже сказал, никто этого не хочет, все хотят разойтись с миром.

И это действительно очень важно. США должны покинуть неперспективные мировые регионы, чтобы сфокусироваться на развитии военно-политического присутствия в Тихом Океане, выстраивая альянс вокруг Китая. Американская методика, которая состоит в том, чтобы вломиться в страну, разнести все в клочья, а потом начать строить проамериканскую экономику и демократию, в исламских странах не работает. Так поступили США в Германии, Японии и Италии, но в Афганистане это не сработает. Как, впрочем, не сработает ни в одной из мусульманских стран, где американской идеологии противостоит исламская, которая не приемлет демократии.

Американцы осознали свой провал и поэтому сейчас покидают Афганистан и Ирак, они даже не берут на себя заботу о Ливии. США покинут регион и не вернутся. Если это случится, то останутся только экономические отношения с Европой без общего стратегического наполнения.


США по-прежнему верят в тайные операции…

Если в фокусе внимания США оказывается Тихий Океан, то целью становится сдерживание Китая, чему, кстати, способствует политика самого Китая — китайцы довольно глупо себя ведут, наводя страх на всех своих соседей. Это означает, что Россия будет очень важна для США, потому что они будут крайне заинтересованы в том, чтобы Москва не превратилась в союзника Пекина. В мире, каким его видят из Сан-Франциско, не должно быть союзничества между Россией и Китаем, а значит, с Россией надо дружить. Это сильно отличается от точки зрения Нью-Йорка на Россию, где считают, что России следует быть слабее, чтобы Европа была более сильной.

Но приоритеты США переместились из Атлантики в район Тихого Океана. Поэтому на смену подозрительному отношению с Россией и антироссийским настроениям придет желание дружить с Россией и не подталкивать ее в объятия Китая.

Беседовала Юлия Нетесова

Версия для печати