ГАРАНТ СЕРВИС 2

Почему у Китая получилось – 2

Реформы – это бесконечный процесс перемен к лучшему

Перед стартом реформ и открытости, направленных на придание новых импульсов модернизации, в целях дальнейшего развития китайской экономики необходимо было исправить те дисбалансы и перекосы, которые стали результатами реформ предшествующих десятилетий. Перечислим их. Во-первых, до 1978 года модернизация осуществлялась преимущественно за счет деревни. Как следствие, некоторые внешние «успехи» в урбанизации, но катастрофическая ситуация в деревне. Во-вторых, огромные проблемы составляли чрезмерное огосударствление экономики и излишняя громоздкость в бюрократическом управлении.

В-третьих, сильный идеологический догматизм и, как следствие, отсутствие какой-либо предпринимательской инициативы.

В-четвертых, неудовлетворительное состояние в сфере образования, науки и техники.

В-пятых, огромная потребность в больших инвестиционных вливаниях в модернизацию. До 1978 года реформы осуществлялись и за счет деревни, и за счет «интернационалистской» помощи от Советского Союза. Однако этого было явно недостаточно. Особенно, в свете того, что основные мировые капиталы находились у развитых демократических стран, с которыми коммунистический Китай на тот момент не желал дружить. В частности, дипотношения между КНР и США были установлены только в 1978 году, после подписания так называемого «шанхайского коммюнике».

Теперь перейдем к тем мерам, которые стал применять Китай по исправлению указанных перекосов и дальнейшему экономическому развитию вообще.


Автозавод на Хайнани на самых передовых технологиях

Во-первых, в политической сфере – был разрушен идеологический догматизм. КПК сохранила свои ведущие позиции в политической системе как партия власти. Однако при этом нужно учесть, что ни одна из идеологий в Китае не признается и не может быть признана обязательной.

Кроме того, говоря о политических новациях, следует также добавить политику Дэн Сяопина по омоложению правящих кадров – великий Дэн вообще любил во всем доверять молодым, их более свободному мышлению, лишенному какого-либо догматизма. Ко всему с начала 80-х годов было дано разрешение на кадровые ротации между разными регионами (до этого местные чиновники назначались и продвигались по вертикали по региону своего происхождения).

Во-вторых, в сфере международных отношений Китай пошел на конструктивное сотрудничество со США. Это способствовало решению многих тактических задач, но главное – Китай смог подстроиться под основные составляющие американского чуда – инвестиции и потребительский рынок, заняв на нем собственную устойчивую нишу. Кроме того, «альянс» с Америкой сулил КНР возможность выиграть конкуренцию с Тайванем, который до этого пользовался преимуществами американских инвестиций.

Следует отметить, что китайцы, несмотря на всю чувствительность для них «тайваньского вопроса», сумели не только пойти на прямой диалог с Вашингтоном, являющимся основным гарантом «строптивого» острова, но и доказать свои преимущества.


КНР начала строить свой «Тайвань» на Хайнани

Впрочем, отметим также еще одно: сотрудничество между Китаем и США имело взаимную выгоду: у Пекина была одна мотивация, у Вашингтона – мотивация другая. Американцы смотрели на Китай как на источник дешевой рабочей силы. Естественно, такой китайско-американский «союз» не мог быть вечным. По мере экономического роста Поднебесной и увеличения зарплат ее привлекательность в глазах американцев стала снижаться.

В-третьих, в сфере экономики – начался плавный отход от плановой экономики. Государство начало снижать уровень своего присутствия в экономике, сохраняя за собой исключительно регулирующие функции. Так, сначала государство ушло из малого бизнеса, затем либерализация коснулась среднего бизнеса. Этот процесс до сих пор продолжается, а в перспективе государство сохранит лишь контроль наж крупными предприятиями стратегического значения. Хотя и здесь тоже не обошлось без изменений: каждое из крупных предприятий прошло через акционирование.

Нужно учесть еще один важный нюанс – Китай, исходя из своих довольно немаленьких размеров, был вынужден воздерживаться от полной либерализации по западным «образцам» по типу «шоковых терапий». Тотальная приватизация привела бы к утрате государственного контроля, негативные социальные последствия которого пришлось бы расхлебывать власти, на которую был бы направлен основной народный гнев.

Аналогичным образом обстояло дело и с другими либеральными мерами: свободным ценообразованием, кредитованием, оборотом капитала, а либерализация границ привела бы к тому, что огромная масса обнищавших китайцев хлынула бы по всему миру, доставляя миграционные проблемы другим странам. То есть в процессе либерализации Китай прибегал к поступательным, тщательно выверенным мерам и при неуклонном внимании со стороны государства. Госрегулирование, в любом случае, оставалось. В повестке реформ стояла разве что задача его усовершенствования, оптимизации, повышения эффективности.


Строительство начали и с коммуникаций


В-четвертых, гражданам было предоставлено право на предпринимательскую деятельность. (А впоследствии бизнесменам предоставили право вступать в КПК.) Данная мера способствовала решению ряда сопутствующих задач:

а) либерализации и плавному уходу государства из экономики, избавлению от чрезмерной бюрократизации в управлении;

б) разгрузило социальную напряженность – каждому гражданину была предоставлена определенная свобода обеспечить собственное благосостояние самостоятельно;

в) оживлению товарооборота и обеспечению экономического разнообразия.

Кроме того, право на предпринимательство позволило создать основы для диверсификации экономики и улучшения конкурентной среды.

В-пятых, китайской экономике нужны были новые локомотивы роста, среди множества проблем важно было правильно расставить приоритеты. Ставка на привлечение капиталов с развитых рынков Запада – это хорошо. Но иностранные инвестиции не могли прийти в нерыночную экономику. Тем более, в плановую, находящуюся под жестким государственным прессингом с идеологическим оттенком, а также находящуюся на начальных стадиях модернизации.


Одна из свободных экономических зон в Пекине

В то же время, как уже отмечалось, Китай не мог позволить себе полную либерализацию всей экономики в одночасье. Как следствие, реформы либерализации и ускоренной модернизации начались с некоторых регионов, где в целях привлечения инвестиций были созданы свободные экономические зоны, которые де-факто стали окнами, через которые западный капитал напрямую стал входить в развивающуюся китайскую экономику. Так, первая СЭЗ была создана в Шэньчжэне, тогда еще это была небольшая рыбацкая деревушка, никто и представить не мог, что всего лишь через несколько десятилетий на этом месте будет построен современный мегаполис с разветвленной инфраструктурой и комфортными условиями для жизни.

В общем, было создано три крупных индустриальных комплекса: в дельте реки Янцзы, в дельте реки Жемчужной, а также в Тяньцзине. Они и стали локомотивами китайской экономики.

Понятно, что формат СЭЗ противоречит принципам свободной экономики, но на тот момент это был оптимальный компромисс. И для Китая, и для Запада (который видел огромные перспективы в насыщенном рынке, где одно из главных преимуществ – дешевая рабочая сила). Тем более что на момент начала реформ Китай не состоял в ВТО, а значит, был свободен от рыночных обязательств.


Район Пудун в Шанхае – тоже СЭЗ

В-шестых, нужно отметить ряд преимуществ, которые видел западный капитал в китайской экономике:

а) фактор дешевой рабочей силы, а значит – возможность низкой себестоимости затрат на производство продукции;

б) емкий, насыщенный и перспективный внутренний потребительский спрос (к началу реформ численность населения Китая перевалила за миллиардный рубеж);

в) потенциал внутреннего спроса в условиях стабильно растущей страны;

г) устойчивая политическая стабильность как важное неотъемлемое условие доверия иностранных инвесторов;

д) невмешательство государства в инвестиционную деятельность. Более того, в Китае было налицо государственное стимулирование инвестиций, создание льгот и преференций на отдельных «островках» большой посткоммунистической экономики.

Да, входя на китайский рынок, американцы столкнулись с политикой жесткого валютного регулирования (так называемое «занижение юаня»). Но опять же – весь спектр преимуществ позволял американцам за счет экономии на дешевой рабочей силе и насыщенного потребительского спроса обеспечивать рентабельность своего бизнеса. То есть некоторые компромиссы были достигнуты и в этом, весьма важном вопросе, до сих пор носящем политический оттенок.


Сверху все выглядит уже красиво и по-современному

Обобщая китайский опыт реформ, выделим и повторим его некоторые основные черты:

1) Китай идет по пути поэтапной либерализации, ослабления государственного влияния на экономику. В идеале госуправление и экономическая деятельность должны идти параллельными курсами. И, важно подчеркнуть, Китай в силу своих масштабов изначально не мог позволить себе пойти на «шоковую терапию». Такая тактика дает более ощутимые результаты, чем можем наблюдать на примерах стран, где население периодически терзается разными «шоками»;

2) Китай идет по пути заимствования опыта развитых стран Запада, при этом сохраняя дружеские и партнерские отношения с Россией. В начале реформ китайцы были не особо разборчивы в инвестициях, главенствовала задача форсированной модернизации, на которую нужно привлечь все иностранные инвестиции. Сейчас же ситуация иная – Китай старается привлекать на свой рынок передовой иностранный опыт, основывающийся на инновациях и венчурном капитале;

3) Китай изначально преследует цель не ради статистического экономического роста, а чтобы этот рост сказывался на повышении социального благополучия. Опять же в начале реформ китайцы не были разборчивы в работе, соглашаясь на работы с дешевой оплатой труда. Сейчас же социальные стандарты постепенно повышаются, и Китай уже утратил свой былой статус «страны с дешевой рабочей силой».


Лифт в одном из пекинских офисов. Приятно ехать вверх…

Таким образом, были заложены основы китайского экономического чуда. Однако глобальный кризис, начавшийся в 2008 году, подкосил былую экономическую модель, основывающуюся на экспорте и привлечении иностранных инвестиций. Китай оказался перед необходимостью нового витка реформ, направленных на переориентацию развития на внутренний потребительский спрос. Об этом – в следующей части цикла.

Продолжение следует.

Фото Владимира Скачко

Игорь ШЕВЫРЕВ

Версия для печати