фысыва

Центровой вне центра…

Владимир Ткаченко: «…К баскетболу все же какое-то отношение имею»

Владимир Ткаченко – один из лучших центровых в истории европейского баскетбола – физически мощный (220 см), с хорошей координацией. В 1979 году первым из СССР был признан лучшим баскетболистом Европы. Он играл за команды "Строитель" (Киев) (1974-1982) и ЦСКА (Москва) (1983-1990). Чемпион СССР (1983, 1984, 1988, 1990), чемпион мира (1982), чемпион Европы (1979, 1981, 1985).
В Киеве Владимир Ткаченко был одним из самых видных спортсменов. И не только в Киеве. И не только из-за роста... Когда определяли лучших центровых сборной СССР всех времен, вслед за Сабонисом был назван Ткаченко.

СССР на "мире" побеждала трижды. Последний раз – больше четверти века назад, на ЧМ-1982 в Колумбии. Как и на Евробаскете-2007, соперник мог отобрать победу на последней секунде – но мяч попал в дужку кольца. И тут же оказался в руках Владимира Ткаченко...

Владимир Петрович, часто вспоминаете тот чемпионат мира?

Еще бы. Это был самый радостный момент в моей карьере. В сборной тогда были собраны игроки высочайшего класса. И главное, что играли не за деньги, а за идею: за себя, за своих близких, за Родину. Это не высокие слова, мы действительно готовы были умереть на площадке. Ехали бороться за "золото". "Вы лучше всех, у вас все должны получиться", – постоянно говорил нам "Папа" – Александр Гомельский.

С психологической устойчивостью было все в порядке?

Знаете, я скажу несколько странную вещь. На нас в этом плане благоприятно повлияло поражение на Олимпийских играх в Москве. После неожиданного проигрыша домашней Олимпиады нам казалось, что худшее уже произошло, и ничего страшнее быть не может. Поэтому были абсолютно раскрепощенными.

Медельин и Кали, где проходили матчи, города с не самой лучшей репутацией...


Вы имеете в виду наркомафию? Мы тогда об этом еще ничего не знали. Хотя и обращали внимание на большое количество солдат и полицейских в этих городах. Но думали, что так и должно быть, что это все – для безопасности спортсменов.

Что вам говорил Гомельский перед финалом с американцами?

Что сильная команда два раза подряд одному и тому же сопернику не проигрывает. Еще до чемпионата готовились к тому, что сборная США будет нашим единственным серьезным противником. Ее лидеры – Глен Риверс, Энтони Карр, Марк Уэст, через несколько лет стали звездами НБА. В предварительном раунде мы им уступили, и горели желанием взять реванш.


Он заметно выделялся всегда…

Подробности финала помните?

Последние секунды помню очень хорошо. Напор американцев в конце игры был просто бешенный. Секунд за десять до конца при счете 95:94 в нашу пользу судья назначил спорный мяч в центре площадки. Его выиграл Джо Кляйн – самый высокий баскетболист у сборной США. Американцы организовали атаку и вывели на бросок своего главного забивалу – Глена Риверса. Но тот промазал, мяч ударился о дужку кольца, нас спасли буквально сантиметры... Я оказался первым на подборе, прижал мяч к себе, и тут же прозвучала сирена.

И потом последовал ваш знаменитый бросок в пол...

Просто был необходим выход эмоциям. Ну, я и засадил мячом изо всех сил в площадку, после чего он улетел под самый потолок дворца спорта.

По воспоминаниям Александра Гомельского зрители были от вас в восторге и даже скандировали "Тка-чен-ко! Тка-чен-ко!".

Я этого, если честно, не помню. Но раз "Папа" говорил, значит, так оно и было. Тренерская скамейка ведь ближе к трибунам, так что ему было слышнее.

Кто из наших баскетболистов блистал в финальном матче?

Трудно выделить кого-то одного, вся команда сыграла на максимуме. А роль лидера в той игре взял на себя Анатолий Мышкин, набравший больше 30 очков. Ну и конечно, свой вклад внес Гомельский. Он настолько эмоционально реагировал на ход матча, что казалось, вот-вот сам выскочит на площадку. И этой своей энергией он заряжал команду.

Праздничный банкет был?

А как же, и не один! Сначала состоялся официальный праздничный ужин, устроенный организаторами в честь закрытия турнира. Потом мы продолжили праздник у себя в номерах, благо из дому на всякий случай все привезли.

Каким было материальное вознаграждение за победу на чемпионате?

Точную сумму я уже вряд ли назову. Помню только, что еще в Колумбии, на следующий день после финала, мы получили часть премиальных в местной валюте, чтобы можно было купить что-нибудь домой. А по возвращении в Москву нам выплатили рублевую часть – по 600 или 700 рублей, такие были тогда размеры призовых.


Владимир Ткаченко в атаке…

Владимир Петрович, ваш рост – это наследственное?

Нет, родители у меня среднего роста, а я вот рос, как говорится не по дням, а по часам. Правда, в детстве я больше отдавал предпочтение футболу, неплохо стоял в воротах. А потом меня заметил баскетбольный тренер Владимир Ельдин и определил в спортивную школу. Заметил в прямом смысле этого слова – уже в 13 лет я вымахал под 190 сантиметров. С игровым амплуа вопросов не было – только центровой. Через год я уже входил в юношескую сборную Сочи. Летом 1972-го на первенстве Краснодарского края среди школьников я был признан лучшим центровым и попал в поле зрения селекционеров. Вернувшись домой, почти одновременно получил приглашения из ЦСКА, ленинградского "Спартака" и киевского "Строителя".

Почему выбрали Киев?

Наша семья хотя и жила на Северном Кавказе, но имела глубокие украинские корни. Поэтому и Киев нам был как-то ближе. На состоявшемся семейном совете решили, что мне надо ехать в "Строитель". 1973 год я встречал уже в одной из киевских ДЮСШ, где моим тренером стал Михаил Фурман. В следующем году в составе "Строителя" выиграл "бронзу" союзного первенства. А в начале 1976-го перед Олимпиадой в Монреале Владимир Кондрашин привлек меня в главную команду страны.

В Монреале сборная довольствовались "бронзой", как и через четыре года в Москве...

Олимпиада-80 – это вообще отдельная тема... Когда стало известно, что американцы в Москву не приедут, мы посчитали, что нашим главным соперником будут югославы. Юги в те годы были грозной силой: Далипагич, Ерков, Жижич, Делибашич, Кнего... А итальянскую сборную всерьез вообще никто не рассматривал. Более того, в течение предолимпийского года они являлись нашим основным спарринг-партнером, поскольку считалось, что их манера игры похожа на югославскую. Сыграли с итальянцами раз десять и всегда побеждали. Поэтому, когда вышли на них в полуфинале олимпийского турнира, отнеслись к сопернику с пренебрежением, мыслями были уже в финале. А итальянцы вдруг уперлись, у них пошли броски, они повели в счете. Отлично сыграли их лидеры: Дино Менегин, Роберто Брунамонти и Марко Бонамико. А мы так и не смогли сконцентрироваться, перестроиться по ходу игры. Итальянцы сначала перевели встречу в овертайм, а в дополнительной пятиминутке вырвали победу.

Но до овертайма дело можно было и не доводить. У вас в самом конце основного времени был отличный шанс решить исход поединка...

Да, я промахнулся прямо из-под кольца. Этому есть объяснение – у меня была серьезная травма, о которой я никогда особо не распространялся. Буквально за полгода до московской Олимпиады я сильно порезал правую руку. Рана зажила, но три пальца полностью потеряли чувствительность. В срочном порядке мы стали тренировать ведение и особенно бросок левой рукой. И у меня стало получаться. Однако в игре, в запале борьбы я частенько забывал об этом и по привычке действовал правой. Следовали неточные броски, потери. Так случилось и в том эпизоде, о котором вы вспомнили. На меня потом обрушился шквал критики...


С Арвидасом Сабонисом…

А вы пытались все объяснить?


А что бы изменили мои объяснения? Олимпийское "золото" ушло от нас безвозвратно. Тем более что сам я корил себя гораздо больше, чем это делали другие.

На следующий год после триумфа на ЧМ-1982 сборная СССР провалила чемпионат Европы, а вас туда вообще не взяли. В чем причина?


Я почти весь 1983-й был "невыездным". В начале года мы отправлялись на зарубежный турнир и меня на границе с валютой повязали. Причем "вели" из самого Киева. Ехал в соседнем купе якобы случайный попутчик, мы с ним приятно общались, о жизни говорили, а он оказался человеком из органов. И потом меня на таможне прижали. Вернули с границы домой, потом в КГБ несколько раз вызывали. Такие тогда были времена – неприкасаемых не существовало.

И много у вас изъяли валюты?

Смешная сумма по нынешним временам – 300 долларов. Но тогда мы не имели и малой части тех денег, что получают спортсмены сейчас. Поэтому "крутились" как могли. Причем, занимались этим абсолютно все. Выезжали с валютой, покупали за границей товар, здесь сдавали перекупщикам. Хотелось немного заработать.

А как в прессе объяснялось ваше отсутствие на чемпионате Европы? Все списывали на травму?

Нет, обо мне на время просто перестали вспоминать, как будто баскетболиста Ткаченко вообще нет и никогда не было. Замалчивание – любимый метод советской прессы.

От баскетбола отлучили надолго?

Меня отлучили не от баскетбола, а от матчей сборной. А в союзном первенстве я играл. Более того, в тот год произошло еще одно памятное для меня событие – в составе сборной Украины я стал победителем Спартакиады народов СССР-1983. Это было что-то особенное! Я к тому времени уже играл в ЦСКА, но была договоренность, что на Спартакиаде выступлю за Украину. Когда наша сборная стала чемпионом, победив в финале москвичей, радость была неописуемая. Ведь Москва была явным фаворитом, а мы их "уделали" фактически на их площадке. Вот это очень запомнилось. Сейчас народ уже подзабыл, что такое Спартакиады, а там накал борьбы был не меньше, чем на Олимпийских играх. Ведь боролись за честь родной республики! Победа там ценилась высоко.

Насколько высоко?

Какие-то премиальные в Киеве вручили, сколько именно – точно уже не помню. Но главной премией стали не деньги, а возможность купить без очереди и по госцене машину. Нас привезли на базу, и мы там выбирали себе автомобили. Я, Саша Белостенный, Володя Рыжов – все выбрали ГАЗ-24. Другие модели, сами понимаете, по габаритам ну никак для нас не подходили. Мне даже в "Волге" приходилось отодвигать водительское сиденье вплотную к заднему. Я потом очень долго на этой машине ездил.

А когда вас вернули в сборную?

Не играл я месяцев восемь-девять. А потом Гомельский добился в спорткомитете моей реабилитации. И на предолимпийские турниры в 1984-м я уже выезжал. Команда была хорошая, и, что называется, "на ходу". "Подрос" Сабонис, нас Гомельский ставил с ним в паре, делал сдвоенный центр. Тогда это была новинка — игра с двумя центровыми. У нас с Арви получалось очень хорошо, в товарищеских матчах всех просто рвали. И когда объявили, что СССР Олимпиаду-84 бойкотирует – это была такая досада! Мы бы в Лос-Анджелесе – не скажу, что стали бы чемпионами, но то, что играли бы в финале – факт.

В 1983-м вы уже играли за ЦСКА. Не устояли перед заманчивым предложением из столицы?

Дело не в этом. Я отыграл в киевском "Строителе" восемь сезонов и эта команда стала для меня родной. Но в 1982-м я окончил Киевский институт физкультуры, и у меня закончилась отсрочка от армии. Москвичи только этого и ждали. Никаких предложений в современном понимании тогда не было. Меня просто забрали на службу. Подчеркиваю – забрали. Меня с милицией разыскивали. Я прятался, неделю жил по разным квартирам – у друзей, знакомых. Действовал по всем законам конспирации – два раза в одном месте не ночевал. Но не помогло, потому что решение о моем переходе в ЦСКА было принято на самом высоком уровне. Мне потом уже сказали, что приказ о призыве меня на воинскую службу подписал лично маршал Гречко – тогдашний министр обороны СССР. Меня вызвал к себе тренер "Строителя" Владимир Шаблинский и говорит: "Володя, никто ничего уже не может сделать. Если не хочешь, чтоб тебя судили как дезертира, собирай чемоданы и езжай в Москву". Вот как я и стал игроком ЦСКА.

Где тоже провели восемь сезонов...

Формально – да. Но фактически последние два-три года я не столько играл, столько боролся с травмами и их последствиями. В начале 1988-го у меня обнаружили грыжу межпозвоночного диска, и я выбыл из строя основательно. Нога просто волочилась, какие уж там прыжки. Почти год не играл. Если бы не это, возможно, выступил бы и на Олимпиаде в Сеуле. Жаль, конечно, что не поехал, но жизнь есть жизнь.

После ухода из спорта вы стали "человеком-невидимкой"! Чем сейчас занимаетесь?

Я не стал тренером, не занимаю никаких постов в федерации и клубах. Работал в коммерческих структурах, было время, даже занимался частным извозом, потом в турфирме работал. Последние три года – на муниципальном предприятии "Барвиха", возглавляю транспортную службу: вывоз мусора, поливка улиц... Барвиха – это поселок под Москвой, в Одинцовском районе. Но к баскетболу все же какое-то отношение имею. Во-первых, мой сын Игорь пошел по моим стопам, стал баскетболистом. Его называли одним из лучших в российском чемпионате по броскам сверху. Часто бываю на его матчах. А во-вторых, детским баскетболом немножко занимаюсь. Глава Одинцовского района Александр Гладышев – большой фанат спорта, это он курирует волейбольную команду "Искра", предложил мне создать на базе одной из средних школ Барвихи специализированный баскетбольный класс. Создали. Пригласили хорошего детского тренера, да и сам стараюсь приезжать к ребятам на тренировки, хотя бы раз в десять дней.


В Барвихе он любит бывать среди детей...

***

Наследник ниже, но прыгучей. Сын Владимира Петровича – Игорь Ткаченко – играл в "молодежке" ЦСКА, потом провел два сезона в московском "Динамо". Бывший тренер динамовцев – знаменитый Душан Ивкович – о нем очень хорошо отзывался. Пару лет назад Игорь серьезно повредил колено, ему делали сложную операцию, полгода восстанавливался. За это время в "Динамо" поменялся тренер, пришел Светислав Пешич, который решил основную ставку сделать на легионеров. Поэтому Игорь сейчас в "Динамо-2". Но Ткаченко надеется, что сын, когда наберет былую форму, о себе еще заявит…


P.S. Достижения: Баскетбол. Центровой. Родился 20 сентября 1958 года в Украине. Играл за «Строитель» (Киев), ЦСКА, «Гвадалахару» (Испания) и сборную СССР. Чемпион мира 1982 года. Чемпион Европы 1979, 1981 и 1985 гг. Четырехкратный чемпион СССР (1983, 1984, 1988, 1990). Бронзовый призер Олимпийских игр (1976, 1980). Серебряный призер ЧМ-1978, ЧМ-1986. Серебряный призер Евро-1977. Лучший баскетболист Европы 1979 года. Заслуженный мастер спорта СССР (1979).

По материалам газеты «Сегодня» подготовил Алексей Якубович