ГАРАНТ СЕРВИС 2

Женские батальоны смерти

Они руководствовались соображениями чести и свободы Родины

Первым регулярным женским воинским формированием в России стал Добровольческий ударный батальон смерти под командованием Марии Леонтьевны Бочкаревой, крестьянки по происхождению, добровольно отправившейся на фронт. Она отличалась смелостью, не раз поднимала бойцов в штыковую атаку, за что была награждена двумя Георгиевскими крестами и двумя медалями. Выступая 21 мая 1917 года в Мариинском дворце, Мария Леонтьевна призывала: «Гражданки, все, кому дороги свобода и счастье России, спешите в наши ряды, спешите, пока не поздно, остановить разложение дорогой нам родины».

И вот Временным правительством 19 июня 1917 года был образован первый женский батальон смерти. Подобного женского воинского формирования не знала ни одна армия мира. Инициатором их создания, как сказано выше, была военнослужащая Мария Бочкарева. 21 июня 1917 года на площади у Исаакиевского собора состоялась торжественная церемония вручения новой воинской части знамени с надписью «Первая женская военная команда смерти Марии Бочкаревой».

Военный совет 29 июня утвердил положение «О формировании воинских частей из женщин-добровольцев». Главной целью считалось оказание патриотического воздействия на солдат-мужчин путем непосредственного участия женщин в боевых действиях. Как писала сама Бочкарева, «солдаты в эту великую войну устали и им нужно помочь… нравственно».

Отношение к женским батальонам было неоднозначным, зачастую настороженным. Верховный главнокомандующий Алексей Брусилов выразил сомнение, надо ли их вводить в русской армии, заметив, что подобных формирований нет еще нигде в мире. В обращении Московского женского союза говорилось: «Женская рать будет тою живою водой, которая заставит очнуться русского богатыря».


Женский батальон смерти. Лето 1917 года

В итоге были созданы 1-й Петроградский женский батальон, 2-й Московский женский батальон смерти, 3-й Кубанский женский ударный батальон, а также команды связи: по две – в Петрограде, Москве, Саратове и пять – в Киеве. В июне был принят приказ и о формировании первой Морской женской команды.

Около двух тысяч женщин откликнулись на призыв Бочкаревой, но только 300 прошли отбор и были отправлены на фронт. Около 30% из них были «курсистками», около 40% имели среднее образование. Среди «солдаток», как называла их сама Бочкарева, были представители не только известных в России фамилий (так, адъютантом Бочкаревой стала Мария Скрыдлова – дочь адмирала Черноморского флота), но и выходцы из самых разных сословий (например, княжна Татуева из знаменитого грузинского рода).

Согласно условиям приема, вступить в женский батальон смерти могла женщина в возрасте от 16 лет (с разрешения родителей) до 40 лет. При этом существовал образовательный ценз.


На фронт. С песней. И весело...

В женских батальонах была установлена жесткая дисциплина: подъем в пять утра, занятия до десяти вечера и простая солдатская еда. Женщин стригли наголо. Черные погоны с красной полосой и эмблема в виде черепа и двух скрещенных костей символизировали «нежелание жить, если погибнет Россия». Основными принципами провозглашались: «честь, свобода и благо родины»; «твердость и непоколебимость духа и веры»; «смелость и отвага»; «точность, аккуратность, настойчивость и быстрота в исполнении приказаний»; «безупречная честность и серьезное отношение к делу»; «жизнерадостность, вежливость, доброта, приветливость, чистоплотность и аккуратность»; «уважение чужих мнений, полное доверие друг другу и стремление к благородству». Ссоры и личные счеты признавались недопустимыми, унижающими человеческое достоинство.

Мария Бочкарева, организатор батальонов, твердо заявила: «Если я берусь за формирование женского батальона, то буду нести ответственность за каждую женщину в нем. Я введу жесткую дисциплину и не позволю им ни ораторствовать, ни шляться по улицам. Когда мать-Россия гибнет, нет ни времени, ни нужды управлять армией с помощью комитетов. Я хоть и простая русская крестьянка, но знаю, что спасти русскую армию может только дисциплина. В предлагаемом мной батальоне я буду иметь полную единоличную власть и добиваться послушания. В противном случае в создании батальона нет надобности».


Командующий войсками Петроградского военного округа генерал Половцев принимает смотр батальона. Лето 1917 года

Бочкарева запретила в своем батальоне любую партийную пропаганду и организацию каких-либо советов и комитетов. Из-за суровой дисциплины в еще формируемом батальоне произошел раскол. Часть женщин, попавших под влияние большевистской пропаганды, предприняли попытку образовать солдатский комитет и выступили с резкой критикой строгой дисциплины. После раскола Бочкарева была вызвана поочередно к командующему округом генералу Петру Половцеву и Александру Керенскому. Оба разговора происходили бурно, но Бочкарева стояла на своем: у нее никаких комитетов не будет!

Она переформировала свой батальон. В нем осталось примерно 300 женщин, и он стал 1-м Петроградским ударным батальоном. А из остальных женщин был образован 2-й Московский ударный батальон.

Уже 27 июня 1917 года, после торжественных проводов на Исаакиевской площади, где Бочкарева, произведенная в первый офицерский чин, приняла боевое знамя, на котором золотом была вышита ее фамилия, батальон прибыл на Западный фронт.


Торжественные проводы на фронт Первого женского батальона. Фото. Москва, Красная площадь. 1917 год

Боевое крещение 1-й батальон принял 9 июля 1917 года. Женщины попали под сильный артиллерийский и пулеметный обстрел. Хотя в донесениях говорилось, что «отряд Бочкаревой вел себя в бою геройски», стало ясно, что эффективной боевой силой женские военные подразделения стать не могут. После боя в строю осталось 200 женщин-солдат. Потери составляли 30 человек убитыми и 70 ранеными. Мария Бочкарева была произведена в чин подпоручика, а впоследствии – в поручики.

По всей стране шло стихийное формирование женских отрядов – в Киеве, Минске, Полтаве, Харькове, Симбирске, Вятке, Смоленске, Иркутске, Баку, Одессе, Мариуполе. В июне был объявлен приказ о формировании первой Морской женской команды. Формирование происходило исключительно на добровольческих началах.

Второму Московскому батальону выпал жребий оказаться в числе последних защитников Зимнего дворца.


Второй женский батальон на Дворцовой площади. Фото 1917 года

Только эту единственную воинскую часть Керенскому удалось проинспектировать за день до переворота. В результате для охраны Зимнего дворца была отобрана лишь вторая рота, но не весь батальон. Защита Зимнего дворца для женщин закончилась плачевно.

30 ноября 1917 года последовал декрет «О расформировании воинских частей из женщин-добровольцев». На фронте некоторое время оставались части 2-го Московского женского батальона смерти и 3-го Кубанского женского ударного батальона, но активного участия в боевых действиях уже не принимали.


Боевые подруги все же оставались женщинами...

В январе 1918 года женские батальоны формально были распущены, но многие их участницы продолжили службу в частях белогвардейских армий.

Сама Мария Бочкарева приняла активное участие в Белом движении. По поручению генерала Корнилова ездила в США просить помощи для борьбы с большевиками. По возвращении в Россию 10 ноября 1919 года Бочкарева встретилась с адмиралом Колчаком. По просьбе адмирала ею был сформирован 1-й женский добровольческий санитарный отряд, располагавшийся в Омске. В ноябре 1919-го, после взятия Омска Красной Армией, она была арестована и расстреляна.


Мария Леонтьевна Бочкарева

Участие в Белом движении приняли немало женщин, оказавшихся в армии в годы Первой мировой войны. Они укрывали офицеров, помогали им пробираться в безопасные районы. Но это уже другая история...

По материалам сайта «NoNaMe»

Версия для печати