ГАРАНТ СЕРВИС 2

Россия укрепляет позиции в АТР

Украина имеет шанс перехватить евразийскую инициативу России

Россия выходит на новый уровень сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). Саммит Азиатско-Тихоокеанского Экономического Сотрудничества (АТЭС), состоявшийся 2-9 сентября во Владивостоке, заложил для этого неплохой фундамент. В перспективе во внешнеторговом балансе РФ торговля с «азиатскими тиграми» может даже превысить оборот с Европой. Правда, у Москвы по-прежнему не все гладко с евразийской интеграцией. На шахматной доске Евразии еще не расставлены все фигуры. И ключевое значение для дальнейшего внешнеполитического продвижения РФ имеет то, какой выбор сделает Украина.

Владивосток-2012. Саммит АТЭС – крупнейший в мире бизнес-форум. Совокупное население государств-участников организации превышает 2,5 миллиарда человек. Участниками АТЭС являются 21 экономика мира. «Киевский телеграф», освещая деятельность предыдущего гавайского саммита, об этой организации подробно уже писал. Несмотря на новые «волны» глобального кризиса, перспективы у азиатско-тихоокеанского сотрудничества по-прежнему просматриваются довольно серьезные. В интеграции Pacific очень заинтересованы США, регион также имеет стратегическое значение для Китая. Для России определяющую роль в сотрудничестве с АТЭС играет задача модернизации сибирских и дальневосточных территорий, что требует огромных инвестиционных вложений. «США готовы содействовать процветанию АТР, поскольку видят в нем будущее», – пообещала во Владивостоке Госсекретарь США Хиллари Клинтон. «Китай останется локомотивом экономического развития в АТР», – в свою очередь заверил председатель КНР Ху Цзиньтао.

Россия вступила в АТЭС в 1998 году и в нынешнем году впервые председательствует в организации. Причем на данный момент это наиболее представительный форум, состоявшийся в России. Ранее, в 2007 году, Санкт-Петербург принимал «Большую восьмерку», а совсем недавно, в мае текущего года – Питерский международный экономический форум. В ближайшем будущем Россия станет хозяйкой саммита «Большой двадцатки» (2013 год), а в 2014 году – саммитов G-8 и БРИКС.

Основными приоритетами АТЭС Москва обозначила транспорт, продовольственную безопасность и инновационное развитие. В транспортной сфере Россия предлагает прямой транзитный коридор из АТР в Европу через стратегические ветки «Северного морского пути», БАМа и «Транссиба». Что экономически более выгодно, чем нынешний морской транзит через Суэц и Малакку. По российским подсчетам, экономический эффект от евразийского транзита составит 670 млрд. долл., а бюджет РФ с каждого процента торговли получит 1 млрд. долл.

В сфере укрепления продовольственной безопасности Россия ставит задачу нарастить до 2020 года экспорт зерна в два раза. Для сравнения: нынешние поставки в АТР составляют 15-20 млн. тонн. Для этого под Владивостоком будет построен крупнейший зерновой терминал, рассчитанный на переработку 10 млн. т в год.


Лидерам стран АТЭС есть о чем поговорить и сообща, и друг с другом...


В рамках инновационного развития ставка делается на создание крупных научных центров. Дальневосточный федеральный университет претендует на то, чтобы стать лидером инновационного развития в регионе.

В Итоговой декларации АТЭС нашли также свое отображение задачи по борьбе с коррупцией. «Безопасных гаваней» для коррупционных активов не будет. Возврат денег, полученных коррупционным путем, будет осуществляться в упрощенном порядке», – пообещали страны АТЭС. Кроме того, они взяли обязательства по борьбе с госпротекционизмом в экономике.

Следует также отметить еще два масштабных проекта, за реализацию которых взялась Россия. В Приморском крае будет построен крупный терминал по приему сжиженного газа, а также планируется строительство космодрома.

Китай–США
. Традиционно основное внимание в АТЭС приковано к переговорам между Китаем и США, двумя крупнейшими экономиками региона. Однако Владивосток-2012 в этом плане стал исключением. Свои переговоры Пекин и Вашингтон провели до саммита АТЭС. Во-первых, во Владивостоке не получилась встреча лидеров двух стран. Американский президент Барак Обама отказался посетить саммит, поясняя это участием в предвыборной кампании. Хотя, скорее всего, Обама просто сделал линейный ответ на майский отказ российского президента Владимира Путина посетить G-8 в Кэмп-Дэвиде.

Во-вторых, перед самым саммитом, 4-5 сентября, Пекин в рамках 2-дневного визита посетила Госсекретарь США Хиллари Клинтон, осуществлявшая свое тихоокеанское турне. Основные переговоры прошли в эти дни. В результате, во Владивостоке китайская и американская стороны отметились сугубо для протокольных формальностей.

Китай хорошо подготовился к встрече американской гостьи. США, как известно, пытаются выстроить новый альянс по периметру китайских границ и не скрывают планы азиатской ПРО. Главный военный эксперт КНР Инь Чжо в комментарии официальной «Жэньминь Жибао» посоветовал американцам не суетиться: ПРО США в Азии беззащитна против ракет КНР и РФ. Для подкрепления своих заявлений Китай за две недели до визита Клинтон успешно испытал межконтинентальную баллистическую ракету «Дунфэн-2».


Президент России чувствовал себя во Владивостоке хозяином положения


Китайские ракеты по своей дальности уже способны «накрывать» Европу, Израиль и имеют неплохой резерв роста. Например, если снять несколько боеголовок, в облегченном варианте ракета также сможет достать США.

США вполне могут выстроить свой военный альянс с союзниками, но Китай имеет хорошо оснащенные флот и сухопутную армию. На суше и во внутренних водах Пекин верх одержит. Правда, Вашингтон в состоянии заблокировать стратегические проливы, что поставит под вопрос импорт продовольствия и энергетики в Китай.

В общем, Китай и США, по итогам очередного раунда переговоров, друг друга хорошо поняли. Военное столкновение не выгодно ни одной из сторон. В китайско-американских отношениях сохраняется «сдержанная напряженность». Китай предлагает Америке отношения «нового типа». США пока держат паузу, наблюдая за внутренними переменами в КНР под влиянием глобального кризиса. В «Жэньминь Жибао» подчеркнули: «Китай не стремится к региональному господству и приветствует конструктивную роль США в АТР».

Отдельным заявлением также отметился МИД КНР: «США предпримут больше усилий, способствующих обеспечению мира и стабильности в регионе». Госсекретарь Хиллари Клинтон, в свою очередь, многозначительно согласилась: «Вашингтон должен предпринять конкретные шаги по содействию китайско-американским отношениям».

В сентябре в Пекине ждут шефа Пентагона Лео Панетту. Китайцев больше всего интересуют перспективы «оружейных поставок» на Тайвань, а также участившиеся приближения американских разведсамолетов к границам КНР.

Россия–США. В российско-американских отношениях сохраняется режим «перезагрузки». Накануне саммита во Владивостоке президенты Владимир Путин и Барак Обама обменялись месседжами о намерении продолжать сотрудничество. Для обеих сторон – это вынужденная мера, цели «перезагрузки» не выполнены полностью. Для Обамы – это последний шанс, заручившись поддержкой России, попытаться укрепить свои позиции в предвыборной гонке. Российский президент Владимир Путин, по-видимому, обеспокоен решительным конфронтационным настроем «республиканца» Митта Ромни. Россия в условиях незавершенного евразийского строительства не готова к конфронтации с Америкой.


И все равно Владимиру Путину было над чем подумать...


Накануне саммита первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов заявил, что основным расхождением в российско-американских отношениях в АТЭС является стремление Вашингтона создать собственную ЗСТ в регионе. Как известно, Транстихоокеанское партнерство (ТТП) – это инициативы Барака Обамы. Так что в отсутствие американского президента на саммите решений об отказе от ТТП никто не делал. Инициатива по-прежнему в силе. Несмотря на то, что от присоединения к ТТП по-прежнему воздерживаются крупнейшие игроки региона – Россия и Япония.

Во Владивостоке переговоры между Россией и США прошли в обычном рабочем русле. Понятно, что в основном на уровне глав внешнеполитических ведомств. Встреча Хиллари Клинтон и Владимира Путина продлилась всего 15-20 минут. По словам российского президента, «особых решений» Москва и Вашингтон не приняли. А по словам главы МИД РФ Сергея Лаврова, взаимодействие между Россией и США по ключевым вопросам сохраняется. Российский МИД, в частности, призвал продолжать переговоры по ПРО. Впрочем, во Владивостоке в российско-американских отношениях не обошлось и без некоторых продвижений. Во-первых, во время работы саммита вступило в силу соглашение об упрощении визового режима Россия–США.

Во-вторых, подписаны документы по укреплению регионального сотрудничества: Меморандум о сотрудничестве в Антарктике; Совместное заявление об укреплении российско-американского межрегионального сотрудничества; Совместное заявление о сотрудничестве в регионе Берингова пролива.

В-третьих, в ближайшие недели Вашингтон пообещал отменить поправку Джэксона–Вэника. Правда, все еще сохраняет силу «список Магнитского». Однако, по словам Лаврова, содержание этого списка Россию не интересует. Более того, Москва в свою очередь готовится поставить вопрос об экстрадиции своих граждан – Виктора Бута и Константина Ярошенко.


На оси Вашингтон–Москва право все решать предоставили Хиллари Клинтон и Сергею Лаврову

Россия–Япония. С учетом того, что в китайско-американских и российско-американских отношениях все сохранилось без изменений – пожалуй, наибольшую интригу на саммите приобрели переговоры между Россией и Японией. Токио и Москва в поисках дополнительных точек своей устойчивости сейчас особенно заинтересованы друг в друге. Россия – хозяйка саммита, для нее АТЭС – это возможность привлечь инвестиции в свои дальневосточные регионы. Для премьера Есихико Ноды АТЭС – это последний шанс договориться с Москвой и хоть как-то выровнять стремительно рушащуюся внешнеполитическую стратегию японских демократов.

Ко времени саммита Япония оказалась в сложной ситуации. Обострились давние территориальные споры со всеми соседями: Китаем, Южной Кореей, Тайванем. В этой ситуации японцы даже стали ощущать себя в надвигающейся международной изоляции. Чтобы вырваться из этой изоляции, нужны союзники. Потенциально для Токио такими союзниками могут быть Вашингтон и Москва.

С союзничеством США гораздо проще. Токио и Вашингтон уже связаны друг с другом обязательствами по взаимной военной обороне, гарантиями которой является американский контингент на острове Окинава. Да, некоторое время назад между обоими союзниками вспыхивали споры по поводу присутствия этих баз, но, как правило, все сводилось к спору о цене. Тем более что для жизненных интересов США союзничество с Японией особенно чувствительно. Как, впрочем, наблюдается обратная заинтересованность со стороны Токио. Так что Япония в любой момент может присоединиться к ТТП (если, конечно, в этом будет смысл). Но пока этого не произошло, есть шанс договориться об укреплении отношений с Россией и попытаться перетянуть ее в прозападный блок.

Если же эти надежды премьера Есихико Ноды на Россию не оправдаются, его, вероятно, ждет скорая отставка. Перед саммитом во Владивостоке нижняя палата парламента уже вынесла ему вотум недоверия. Еще несколько шагов в этом направлении, и Япония погрузится в досрочные выборы.


Судьба японского премьера Есихико Нода зависит и от Путина...

Однако посмотрим, на что надеется Япония в переговорах с Россией. Формально японцы предлагают помощь в модернизации дальневосточных территорий. Фактически укрепление сотрудничества в рамках АТЭС ослабит интерес к евразийской интеграции. Россия станет влиятельной тихоокеанской державой, но ослабит позиции в Евразии. С одной стороны, укрепит отношения с Японией, Южной Кореей, Индонезией. Но с другой стороны, ослабнут отношения с Китаем.

В конечном итоге, надежды Токио на Россию сводятся к стратегии сдерживания Китая. Разумеется, Россия со своей стороны прямо принять такое предложение не может. Чтобы не вспугнуть Китай. Однако на саммите во Владивостоке министр Сергей Лавров сделал два осторожных месседжа. Во-первых, отсутствие мирного договора между Москвой и Токио не является препятствием для развития отношений. Во-вторых, отношения между Токио и Москвой могут строиться на основе Устава ООН, то есть при строгом соблюдении территориальной целостности двух стран.

Президент РФ Владимир Путин также сделал многообещающие заявления японцам. Во-первых, японский премьер в ближайшее время приглашен в Москву для ведения переговоров. Во-вторых, Путин пообещал сделать нефтегазовый терминал «Владивосток–СПГ» «очень большим по международным меркам».

В результате, складывается внешне парадоксальная ситуация. На первый взгляд, на федеральном уровне Россия продолжает «активно сближаться» с Китаем. Так в истории отношений уже бывало не раз: Путин едет в Китай, пресса освещает визит с огромным вниманием, но конкретное конструктивное сотрудничество между странами стоит на месте, не развивается. Вместе с тем на региональном уровне наблюдается обратный процесс: среди местного населения нагнетаются китаефобские настроения. Местные власти тоже прикладываются к мифам «китайской угрозы», чтобы таким образом укрепить свои внутриполитические позиции в битве с оппонентами. На деле дальневосточные местные власти РФ укрепляют больше отношения не с КНР, а с Японией и Южной Кореей.


Владимир Путин и уходящий лидер Китая Ху Цзиньтао демонстрируют взаимопонимание...


Кстати, Китай в курсе всех этих тенденций. Потому традиционно старается избегать любых зависимостей от России. К саммиту во Владивостоке Пекин проявил сугубо церемониальный интерес, гораздо больше внимания было уделено к состоявшейся в то же самое время ярмарке «Китай–Евразия». В Урумчи, где прошла ярмарка, даже приехал премьер Вэнь Цзябао, что говорит об одном: евразийские связи имеют огромное значение для экономики КНР.

Куда движется Россия. Перспективы укрепления влияния в АТР сулят России большие возможности. На пару с евразийской интеграцией Москва вообще может замахнуться на контроль даже в масштабах всего Евро-Азиатского континента, от побережья Атлантики до южных азиатских морей. Разумеется, вряд ли такая «монополия» понравится Западу. Впрочем, в стратегии евразийской интеграции РФ не все столь радужно. Да, путинский проект «Евразийского союза» вполне реален и перспективен. Вместе с тем, Украина, Грузия, Узбекистан и Туркменистан по-прежнему находятся вне Евразийского союза, будучи важными региональными центрами Евразии. Суть в том, что Украина в одинаковой мере желанна не только для России, но и для Европы, США, Китая. И не может себе позволить какой-либо односторонний крен.

Если Киев объявит о вступлении в ЕАС в качестве полноправного члена, первым «обманутым» ощутит себя Евросоюз. Украинская евроинтеграция будет окончательно провалена. Как результат, Брюссель предпримет попытки разжиться хотя бы частью украинской территории. Румыния, Венгрия, Польша и Турция уже приготовились выставить Киеву свои территориальные претензии. Еще одно последствие – США, тоже почувствовав себя вытесненными из украинской игры, прекратят «перезагрузку» с Россией и перейдут с ней в конфронтацию (как к этому уже призывают «республиканцы» Митта Ромни). В целом, США и ЕС, потеряв Украину, сосредоточат усилия на выстраивании евразийского моста через Турцию. А на пути пророссийского «Шелкового пути» будет выставлена надежная задвижка – Польша, блокирующая все выходы в Германию. С тихоокеанского фланга США также натянут на себе Японию. В результате, Россия, получая контроль над Украиной, окажется перед угрозой роста напряженности не только с ЕС, но и с Японией.


Украина же пока думает, что ей делать с евроинтеграцией, которой в Европе мало кто хочет...

Если же Украина полностью воздержится
от вступления в Евразийский союз, России придется самой пересмотреть дальнейшую евразийскую стратегию. Таможенный союз продолжит укреплять взаимосвязи в нынешнем составе и отгораживаться от Украины, потенциально способной составить ему серьезную конкуренцию. В принципе, нечто подобное мы уже и так наблюдаем между ТС и Украиной. Неоднократные мясомолочные и сырные «войны» заставили Киев и Москву развивать собственное продуктовое производство и расширять географию рынков. Да, ТС вполне сможет прожить без Украины. Многие российские эксперты об этом говорят прямо, подчеркивая разве что нежелательность подобного сценария (с точки зрения Москвы). Суть в другом – без Украины Россия не сможет в полной мере развить свой евразийский потенциал, а главное – будет уязвимой в отношениях с Западом. Причем речь идет об уязвимости в сфере безопасности.

В свою очередь, развивающаяся Украина способна постепенно перетянуть ключевые евразийские связи на себя. Например, сейчас у Киева, в отличие от Москвы, на Южном Кавказе уже сложились отличные отношения с Грузией и Азербайджаном. Кроме того, Украина также пытается восстановить отношения с Туркменистаном и выйти на новый уровень сотрудничества с Узбекистаном. Отдельная тема – растущее сотрудничество с Китаем, и сейчас президент Виктор Янукович уже ставит вопрос о присоединении Украины к ШОС. В конечном итоге, по мере евразийского роста Киева Москве для того, чтобы сохранить устойчивость, останется разве что теснее примкнуть к трансатлантическим связям с США. Собственно говоря, некоторый дрейф РФ в этом направлении уже происходит.

Через механизмы АТЭС Россия сможет стать одной из крупнейших стран АТР. Однако рост интереса к АТЭС чреват ослаблением внимания к ШОС. Для ШОС в качестве сохранения баланса было бы неплохим вариантом подключение к организации Украины. В этой связи как нельзя более своевременным оказалось недавнее заявление президента Виктора Януковича о намерении Украины ставить вопрос о статусе наблюдателя в ШОС.


Президент Украины Виктор Янукович возжелал в ШОС...

Таким образом, Украина постепенно сможет перетянуть на себя евразийскую инициативу и вытеснить Россию в Азиатско-Тихоокеанский регион.

В завершение рассмотрим еще один сценарий: если Украина сохранит нынешнюю политику «многовекторности», то есть неопределенности во внешней политике, постоянное ожидание выбора Киева усилит нервозность в международной обстановке. В лучшем случае к Украине потеряют интерес все ведущие геополитические игроки, которые для того, чтобы добиться желаемого, еще более усилят нажим на Киев. Украине будет очень сложно устоять на пересечении всех этих «линий», пребывание в «режиме ожидания» застопорит реформы и, как следствие, негативно скажется на экономическом положении Украины.

На основании вышеизложенного можно сделать выводы:

1. Украине необходимо четче сформулировать собственную внешнюю политику. Стратегия евроинтеграции должна остаться единственным внешнеполитическим приоритетом Киева.

2. Украина вступит в Таможенный (Евразийский) союз, но по формуле «3+1». Киев сможет доказать Москве эффективность этой формулы.

3. Киеву необходимо укреплять прямые связи с ключевыми региональными центрами Евразии: с Грузией, Азербайджаном, Туркменистаном и Узбекистаном. Статус партнера (наблюдателя) в ШОС позволит Киеву войти в ключевые региональные проекты, среди которых основное значение имеет проект «Шелкового пути».


Владимир Путин ждет. А куда ему торопиться?

4. Дальнейшее развитие украинско-китайских отношений в духе стратегического партнерства и конструктивного сотрудничества позволит Киеву и Пекину обеспечить дополнительные «точки устойчивости» во внешней политике. В частности, по отношению к России, продолжающей встраиваться в транстихоокеанские связи с АТЭС. Китай нужен Украине, а Украина нужна Китаю. Укрепление украинско-китайского сотрудничества является важным фактором мирного, стабильного и поступательного развития всей Евразии...

Игорь ШЕВЫРЕВ

Версия для печати