ГАРАНТ СЕРВИС 2

Как русским победить

Русскоязычным гражданам нужно объединиться вокруг Украины

Каждый раз от выборов к выборам в Украине происходит одно и то же: политики много обещают, но после выборов дружно забывают о своих обещаниях. Больше всего обещаний достается русскоязычным избирателям (их и по численности больше). И в итоге получается та же самая картина: практически ни одно из этих обещаний до сих пор не выполнено. Лучше всего эта тенденция прослеживается на примере многострадального статуса русского языка. Обещание сделать русский язык «вторым государственным» уже прошло через все избирательные кампании и, судя по всему, пройдет еще через несколько циклов.

Кто только ни въезжал на русском языке во власть. Тем не менее, в выполнении обещания до сих пор нет продвижения ни на йоту. Это уже даже стало своеобразным политическим бизнесом: одни – наживаются на запугивании русским языком, другие – на щедрых обещаниях русскоязычным.

Тем временем складывается суровая реальность: о русском языке и литературе в Украине постепенно забывают. Так, сначала упал уровень грамматики, потом – в русской речи прочно вжился суржик и разные украинизмы. Многих учителей русского сократили по штату, стандарт грамотности задавать практически некому. К настоящему времени практически все учебники для школ и вузов, издаваемые в Украине, отпечатаны на украинской мове. Кроме того, в Украине уже давно не печатаются на русском языке книжки для маленьких детей. Любопытно, что нередко русским языком плохо владеют даже те, кто выступает в его защиту. Таким образом, пройдет время, и все смирятся, будто все так, как и надо. Может, будет не так, как в Грузии, где этнически однородное общество, но, как ни крути, ассимиляция русских в Украине происходит.

Еще одно распространенное несбыточное обещание – спекуляции вокруг «союза с Россией». Причем обещают стабильно от выборов к выборам, но украинской независимости уже стукнул 21 год, а никаких союзов (кроме стратегического европейского) на горизонте и в помине не просматривается. Зато идея «союза» привилась в самых разных вариациях. Одни, например, долго обещали восстановить СССР, пока, наконец, не поняли, что это невозможно. Другие – призывают к «славянскому единству», третьи – просто дружить с Россией, четвертые – никогда с ней не воевать, пятые – за экзотический постсоветский союз, отстроенный именно под Киев (но не Москву). Сейчас уже обещают вступить в Евразийский союз (одни – только в Таможенный союз, другие – в ЕЭП, третьи – в ЕАС, четвертые – по формуле «3+1»). То есть форматов одно и того же обещания может быть масса. Результата, правда, никакого.

Однако почему так происходит? Почему русских часто «разводят», как котят?


Это украинская данность и реалии…

Факторы неудач. Во-первых, русские часто действуют внесистемными мерами, противопоставляя себя системе и строя свою стратегию на отрицании не только всего украинского (высмеивая мову, культуру, историю), но и даже самой сути украинского независимого государства. В результате, получается парадокс: с одной стороны, русские – постоянные субъекты политического процесса, а значит, как и всякие политики, борются за государственную власть в стране. Но с другой стороны, как такое может быть возможно: бороться за власть в стране, которую отрицаешь и презираешь? В чем смысл такой борьбы? Причем русские добровольно выводят себя из системы. Что сразу же успешно используют украиномовные. И пока русские упиваются в «андеграунде» своей украинофобией, украинцы отстраивают страну под себя и свои украинские ценности.

Во-вторых, ничего плохого в украинской независимости нет. Украина – как чистый лист: что нарисуешь – то и получится. Кстати, этим больше всего любят пользоваться американцы, пытаясь провернуть через Украину любые свои самые смелые эксперименты. Да, можно ничего не лепить и продолжать бороться с украинским. Но в таком случае, ты Украину точно не построишь, зато это сделает кто-то другой. А стихийным протестом, то бишь русским бунтом, будет пользоваться каждый попеременно, продвигая свои интересы. Однако проблема лежит еще глубже, чем просто недоверие к украинской независимости.

В-третьих, у русских просто нет своего проекта в Украине. То есть они элементарно не знают, что же лепить. И вынуждены постоянно подстраиваться под то, что делают украиномовные, часто вставляя им «палки в колеса». Что касается собственных ориентиров – если, например, равняться на Святую Русь, то она в глубокой истории. Если равняться на Россию, то она является одной из преемниц Руси. Да и потом: у России свои интересы. Хотя добровольной помощью своей «диаспоры» в сопредельных странах Москва, разумеется, пользуется. Правда, что от этого получают сами русские Украины? Ведь усиливается Россия, которая хоть и братская, но и иностранное государство. В то время как родная Украина, соответственно, утрачивает часть позиций.


Пора вживаться в Украину по-своему, по-русски…

А еще есть ориентир и пропаганда Европы, манящей своими высокими зарплатами и стандартами жизни. Европейский ориентир более реален: он в настоящем, вполне осязаем, и совсем не нужно жить воспоминаниями о прошлом.

Возможно, такое отношение русских к украинскому государству имеет корни в психологии. Русским нужно просто успокоиться и переосмыслить свое поведение, «сменить программу»: родная страна – Украина, хватит работать на иностранное государство.

Еще одна причина уходит в недавнюю историю: русские в свое время оказались просто не готовы к украинской независимости. Вспомним 1991 год: большинство населения республики было на тот момент добросовестными советскими патриотами, которые просто почувствовали себя «кинутыми» компартийной верхушкой. Зачем советским гражданам была независимая Украина? Они никогда не делали соответствующий запрос. К этой цели шло только небольшое, но очень сплоченное и идейное вдохновленное украинское меньшинство. Причем украинцам не только нужно было самостоятельное государство, но они знали, что с этим государством делать и каким содержанием наполнять.


Преодоление высокомерия и нетерпимости – вот задача…


Вот так и получилось на выходе: заснувшее советское большинство постоянно пыталось найти свою утраченную (украденную) страну. А государством, тем временем, занималось национально ориентированное меньшинство.

В-четвертых, русские не просто не имеют в Украине собственного государственного проекта, но даже не мыслят себя в масштабах всей страны.

Заметьте: у сознательных украинцев с этим обстоит иначе. Да, украинцы прекрасно понимают, что их позиции в Крыму и Донбассе очень хрупки. Тем не менее, никто не сдает эти регионы, разрабатывают разные программы, чтобы попытаться переломить ситуацию в свою пользу. Националисты хотят украинизировать Донбасс. Но кто-нибудь слышал, чтобы русские выдвигали встречное требование – русифицировать Галичину? Русифицировать всю страну?

Русскоязычные граждане сначала ставили вопрос о защите интересов только части регионов страны (некоторые – вплоть до отделения), сейчас же маятник качнулся в более опасную плоскость. В русскоязычной среде нередко можно услышать призывы не просто к собственному самоопределению, но и отделению украиноязычных регионов. Что чревато не только угрозой сепаратизма, но и раскачиванием внутреннего гражданского мира и спокойствия в стране. То есть куда ни кинь – всюду клин: русские постоянно балансируют на опасной грани сепаратизма. Потому так «погано» и живем, постоянно раскачивая основы государственности в разные стороны.


Совершено правильно, но для украинцев малоконструктивно…

В-пятых, русские по-прежнему не имеют инициативы в политической борьбе. Что закономерно: еще в 1991 году инициативу взяли в свои руки национал-демократические силы. Затем к ним примкнули либералы и демократы. Так и продолжается с тех пор. Тем более что русские особо и не стремятся к инициативе, добровольно выпав во внесистемность. А по сути, русские в основном ведут оборонительную борьбу, отбиваясь от разных инициатив украиноязычных. Так, недавно на спонтанно образовавшийся «пул» украинской интеллигенции была попытка собрать альтернативную группу из русских интеллигентов. Конечно, похвально, что русские уже выдвигают хоть какие-то инициативы. Но что будет со страной, где два языка, две интеллигенции, пять религий, десять автономий и т.д.? А главное – вообще-то было бы логичным, если б русская и украинская интеллигенция собиралась не отдельно, а вместе. Ведь так и формируются государственные стратегии: в широкой общественной дискуссии, а не в кулуарных междусобойчиках разных групп по интересам.

Да, и потом: о чем будут дискутировать две интеллигенции? Как отделить Галичину (Донбасс) или бойкотировать галичанские (донбасские, российские) товары? А может, какой-то интеллигент додумается предложить эти «инициативы» президенту, как их уже втюхивают доверчивому украинскому обывателю. Еще пример: украинцы собрали майдан в защиту украинской мовы – и русские тоже собрали свой противоположный майдан. Украинцы предложили изменить «языковой закон» – и русские сразу же подоспели со своими изменениями.

Отсюда возникает вопрос: что делали бы русские общественники, если бы не украинские инициативы? И заметьте: украинцы при всем своем неприятии русского «шовинизма» (и даже патриотизма) никогда не скатывались до маргинальных бойкотов и сепаратистских призывов. Как мы уже отмечали, украиномовные мыслят в масштабах всей страны. В то время как русскоязычные часто играют на слом государства.


Украина и Россия – уже, увы, независимые страны со своей символикой…

В-шестых, русские силы, хотя и многочисленны, но очень раздробленны. Причем внутрирусский раскол нередко сильнее, чем классический «раскол» между русско- и украиноязычными. И более того, русский раскол очень устойчив, по разным линиям. Не только по традиционному региональному принципу, но и по другим факторам. Одни русские общественники получают помощь из России, другие – не получают, а есть также те, кто отлучен от такой помощи. Еще один уровень – конкуренция между разными русскоязычными партиями, общественными организациями. Наконец, более существенный раскол – по линиям разных финансовых потоков: у каждого свои олигархи-спонсоры. А здесь еще учтем тот факт, что всякий крупный бизнес стремится к лояльности к своему государству. В то время как украинское государство, как мы уже отмечали, развивается совсем по нерусскому проекту.

В-седьмых, при всех вышеперечисленных проблемах у русских, тем не менее, есть важный позитив-козырь: за все время независимости власть формально была на их стороне. Что, впрочем, не удивительно: победы на выборах обеспечивались во многом за счет обещаний русскоязычным гражданам. Так, например, Леонид Кравчук выиграл свои выборы на противопоставлении «руховцу» Вячеславу Чорновилу. А Леонид Кучма противопоставлял себя Кравчуку, который к тому времени стал «предателем» русских. Аналогичным образом приходили к власти «За ЕдУ», СДПУ(о), Партия регионов и ряд других партий. То есть когда доверие избирателей утрачивалось, появлялся новый проект, и картинка разыгрывалась по новой. Сейчас, например, в русскоязычной среде тоже задумываются о создании новой «русской партии». Сколько же их еще будет!

В-восьмых, поиски «предателей» в своих рядах – еще одна отличительная черта русскоязычного сектора. Что не удивительно: после каждых выборов нужно было найти «козлов отпущения», на которых можно было бы списать все невыполненные обещания. А еще «предательству» не в малой степени способствовали раскол в русскоязычной среде и острая конкуренция за ресурсы. Забрал у кого-то «кормушку» – стал предателем для тех, у кого такой «кормушки» нет, и своим, кто тоже отсюда же кормится. Естественно, каждый пытался втоптать другого в грязь, лишь бы только удовлетворить в полной мере собственные амбиции...


Вот такой должна быть позиция…

...В целом, отсутствие «русского проекта» страны привело к двум последствиям. Первое. Отсутствие единой четкой цели привело протесты к русскому бунту, деструктивной силе, процессу ради процесса, на уничтожение.

Второе. Депутат, дорвавшийся до власти, не имея четкого видения проекта, просто быстро срастался с системой и становился одним из ее винтиков. Как можно выполнять обещания, если они сделаны в отрыве от системы? Так, депутат просто занимался собственной карьерой, скатывался на уровень популизма, коррупции, лоббизма и т.д.

Что делать. Как же сломать все эти тенденции, столь негативно складывающиеся для русских? Прежде всего, русским необходимо вернуться в систему, социализироваться. Хватит бунтовать против Украинской державы. Русский гражданин – не тот, кто просто владеет русским языком, вдохновлен русской культурой и крестится в храмах канонического Православия. Принадлежность к Украинской державе накладывает отдельные обязательства. Точно так же, как принадлежность русского к России. Другими словами, русским гражданам Украины нужно просто жить проблемами своей страны и стараться сделать ее такой, чтобы было хотя бы комфортно для собственного проживания. Перестать грезить о России, а жить украинскими нацинтересами. Мы все – русские, украинцы, другие национальности – в одной лодке. Кому не нравится лодка – лучше пусть пересядет в другую. Если, конечно, совсем невтерпеж. В противном случае, предложи, как улучшить нашу общую лодку.


Такая альтернатива реальна, но губительна…


Второе – хватит надеяться на Россию. Каждое суверенное государство (тем более мировая держава!) отстаивает только собственные нацинтересы и делает это, как правило, за счет тех, кто проигрывает в данной конкурентной борьбе. Если русские граждане Украины будут помогать России, от этого Украинское государство точно сильнее не станет. А благосостояние гражданина Украины зависит только от самой Украины. Из этого следует – русским нужно объединяться не с Россией, а прежде всего друг с другом, внутри Украины. Только таким образом они смогут перехватить инициативу у украиномовной части населения и заняться полноценным госстроительством в своих интересах.

Третья фундаментальная проблема уходит в сферу нравственности. В нашем обществе банально разучились обещать и выполнять собственные обещания. А нередко об обещаниях вообще забывают. К сожалению, нет такого стандарта поведения: помнить данное слово. В обществе, ставшем на путь «дикого капитализма», более популярным стал «кидок». Отсюда еще одна сопутствующая проблема – кризис доверия, повышенная подозрительность.

Четвертое – не все могут правильно обещать. Еще меньше – могут обещать реальное. А нередко вообще можно встретить случаи сладкого популизма. С этим связана боязнь ответственности. Поэтому нередко предпочитают вообще не обещать, лишь бы только не отвечать по своим обещаниям.


И ведь всем понятно, кто будет веселиться на руинах…


Пятое – нужно помнить о своих обещаниях. И обществу нужно, наконец, проснуться, чтобы периодически прокручивать старые обещания и напоминать их забывчивым политикам.

….В завершение немного позитива: на фоне многочисленных проигрышей у русскоязычного сообщества, наконец, пошли первые победы. Самой яркой такой победой можно считать «языковой закон» Кивалова–Колесниченко. В нем впервые за годы независимости была сконструирована очень гибкая и компромиссная формула, устраивающая практически всех. С одной стороны, сохранен государственный статус украинской мовы. С другой стороны, русский язык получил легальный статус, причем обошлось без внесения изменений в Конституцию. Каждому гражданину было гарантировано право на родной язык на основе реального волеизъявления при довольно простой процедуре оформления. Кроме того, сохранен стратегический курс на евроинтеграцию. И при этом защищены интересы русскоязычных регионов. По сути, Партии регионов и Виктору Януковичу удалось разрешить проблему, растянувшуюся на десятилетия и ставшую основой для многих политических спекуляций.

«Языковой закон» смог консолидировать почти все русское сообщество, многие нацменьшинства, даже украиноязычных (за исключением, их невменяемой части, которая закон просто не читала).


Автор Вадим Колесниченко предупреждает: не трогайте «языковой закон»…


Однако обратите внимание, как забеспокоилось украиномовное сообщество после долгожданно возникшего русского единства. «Свидомые» украинцы не на шутку заволновались, снова вдались в кулуарщину, стали из-под полы готовить изменения даже в столь компромиссный закон…

Отсюда следует главная задача – русским для победы нужно, прежде всего, единство.

P.S. Что до невыполненных обещаний, то украиномовных избирателей «кидают» не реже, чем русскоязычных. Особенно это касается наиболее «свидомой» части украинства. Держать таких на голодном пайке очень выгодно. Так легче подталкивать к достижению новых целей, которыми наслаждаются потом те, кто не выполняет эти обещания. Но это уже отдельная тема….

Игорь ШЕВЫРЕВ

Версия для печати