ГАРАНТ СЕРВИС

Дочь председателя Совнаркома

Рыков, второй после Ленина советский премьер, был расстрелян вместе с женой

Всем все до лампочки. Никто ничего не знает и знать не хочет. Разверзлась пропасть времен. При коммунистах мало что знали о прежней, царской России, но был интерес. Хотя бы как к запретному, крамольному. Сейчас же интереса к прошлой, советской жизни и истории ни у кого и в помине нет. Такой перелом, перепад и распад во всех областях жизни. Говорю же – пропасть. Вот о чем я думал, прежде чем написать: в этом году Наталье Рыковой – дочери Алексея Ивановича Рыкова – 96 лет. Ведь очень многие юные и уже не юные в нашей новой России безразлично спросят: а кто это такой?

Рыков – второй после Ленина руководитель Советского Союза, председатель Совнаркома СССР в 1924-1929 годах. Он был тогда очень популярен. Их с Николаем Бухариным лозунг «Обогащайтесь!» нашел отклик в умах и сердцах миллионов людей из народа, уставших от разрухи. Зато вызвал резкое неприятие большинства коммунистов, встретивших НЭП как отступление, предательство революционных идеалов. Вождем их был Иосиф Сталин, который обрел к тому времени огромную власть. О его всемогуществе говорит обращенная к Максиму Горькому фраза: «Думаем сменить Рыкова, путается в ногах!». Это значит, что генсек партии уже решал судьбу главы правительства. Рыков не «путался в ногах» – он стеной стоял против планов коллективизации, прямо заявив Сталину: «Ваша политика экономикой и не пахнет!».

В 1930 году Рыкова «ушли» с поста председателя Совнаркома, в 1937-м арестовали, а в 1938-м начался знаменитый процесс Бухарина–Рыкова, на котором Рыков, как и другие, признал все обвинения прокурора Андрея Вышинского. Но при этом, отвечая утвердительно на вопросы, хохотал. «У слышавших его хохот иностранных корреспондентов мороз пробегал по коже», – писал впоследствии Роман Гуль.

15 марта 1938 года Рыкова, Бухарина и еще 16 человек, проходивших вместе с ними по одному «делу», расстреляли. Жену Рыкова, Нину Семеновну, расстреляли в августе 1938 года.


Алексей Рыков – сменщик Владимира Ленина на «троне» Совнаркома


Наташу Рыкову, тогда ей было 22 года, арестовали за 15 дней до расстрела отца в Томске. Первые месяцы она провела в тамошней Екатерининской тюрьме, где дважды в царское время отбывал заключение революционер Алексей Рыков. «Мыла полы в камерах и коридорах, скребла до блеска, добела! – вспоминает Наталья Алексеевна. – Я привыкла все делать как следует... Как-то разнесся слух по тюрьме, что здесь среди жен «врагов народа» – жена Рыкова. Я из окна камеры кричала: «Мама! Мама!». Конечно, все напрасно... Много чего было. Нас пугали – ведут на допрос и проводят мимо носилок с окровавленным человеком – после пыток. В Новосибирске имитировали расстрел. Ночью повезли в машине через весь город в лес, высадили и скомандовали: «Вперед! Бегом!». Я споткнулась, упала, а подо мной шпалы и рельсы. Увидела, что на путях стоит вагонзак, и поняла, что расстреливать не будут... Так меня отправили в Москву.

В Москве была внутренняя тюрьма Лубянки, потом Бутырка, знаменитая Пугачевская башня, куда заключенных переводили уже после оглашения приговора. Мне дали 8 лет исправительно-трудовых лагерей. Привезли в Нарьян-Мар, оттуда по Печоре развозили по совхозам, высадили в совхозе «Новый бор». Места такие глухие, что нас никто не охранял, вокруг зоны не было даже колючей проволоки. Косили, сушили сено, собирали в копны. Баржи разгружали, закладывали силос.

Деревенские нас ненавидели. Это были спецпереселенцы, раскулаченные, мы для них были большевички, которые их раскулачивали! Зато у меня сложились вполне хорошие отношения с группой мужчин, осужденных за убийства, особенно с Георгием Васильевичем Тихоновым – он случайно убил человека, не рассчитал сил, просто хотел ударить. Потом меня этапировали в Воркутлаг, опять же вместе с убийцами, с Жорой Тихоновым. В трюме мои друзья-уголовники устроили меня на самое лучшее, самое светлое место. Не думайте, что за просто так! Я им пересказывала всего «Монте-Кристо», Толстого, Цвейга! Меня обожали слушать уголовницы еще в Томской тюрьме! Однажды там была даже драка из-за рассказа Стефана Цвейга про любовь. Одна уголовница заспорила с другой и набросилась на нее с криком: «Что ты понимаешь в любви?!». Я смотрела на них и думала – знал бы Стефан Цвейг!..


Публичная дружба со Сталиным Рыкову не помогла…


Вначале в лагере под Воркутой работала на турнепсе, это кормовая репа для скота, мы ею там объедались... Выковыривала из мерзлой земли, давала норму 180 процентов! К зиме перевели в Воркуту, там меня Иван Гронский пристроил гладильщицей, потом была больничной санитаркой в гнойном отделении. К Гронскому часто приходил Алексей Каплер, он был лагерным фотографом, и мы втроем долго разговаривали, вспоминали прошлую жизнь»...

Тут, конечно, надо пояснить нынешним молодым. Это были очень милые посиделки тех времен! В углу лагерного барака вели интеллигентную беседу три зека – дочь бывшего председателя Совнаркома Наталья Рыкова, бывший главный редактор «Известий» Иван Гронский и автор сценариев фильмов «Ленин в Октябре» и «Ленин в 18 году» Алексей Каплер. Он в 1943 году попал в лагерь из-за того, что в него влюбилась дочь Сталина – Светлана Аллилуева. Впоследствии, в шестидесятые годы, Алексей Каплер написал сценарии знаменитейших советских фильмов «Полосатый рейс» и «Человек-амфибия», а в семидесятые годы был известен на весь Советский Союз как ведущий популярнейшей телевизионной передачи «Кинопанорама». Рассказал бы он тогда в эфире о воркутинских посиделках – было бы то еще «кино» и та еще «панорама»...

…В 1946 году лагерный срок Натальи Рыковой закончился, ее освободили и... отправили в ссылку на 5 лет. Вначале жила в Казахстане, затем в Красноярском крае. Там приговор пересмотрели и сделали ссылку вечной. Но через три года умер Сталин... Наталью Алексеевну реабилитировали в 1956 году. А Алексея Рыкова и Николая Бухарина – лишь в 1988 году, через 50 лет после расстрела…


Автор сценариев фильмов «Ленин в Октябре» и «Ленин в 18 году» Алексей Каплер сидел вместе с Рыковой

…Теперь вернусь к тому, с чего начал, – никто ничего не знает и не хочет знать, никому ничего не интересно... Наверно, я не совсем прав. Ведь тысячи книг издаются. Посмотрите каталоги магазинов – все есть, от Троцкого до Берии. Если издают – значит покупают. Нынче не советские времена, в убыток печатать не будут. А Яковлев Александр Николаевич сколько издал, будучи председателем комиссии по реабилитации жертв политических репрессий! Больше пятидесяти томов! Он говорил: «Я боюсь реставрации идей. Материалы могут закрыть не сегодня завтра. Надо успеть опубликовать как можно больше».

Это – в больших масштабах. Но ведь такая же неустанная работа памяти ведется и в масштабах меньших. О Наталье Алексеевне я узнал от нашей доброй знакомой Алины Черсановны Ким, старшей сестры Юлия Кима. Ей было три года, а Юлику полтора года, когда арестовали и расстреляли их отца, журналиста Ким Чер Сана, а их маму, школьную учительницу русского языка и литературы Нину Всесвятскую бросили за колючую проволоку...

После выхода на свободу Нина Всесвятская с детьми жила в Малоярославце, где нашли приют многие репрессированные, отсидевшие, кому не разрешалось селиться ближе, чем за 101 километр от Москвы. Их так и называли – «сто первые». Там жила одно время и Наталья Рыкова, работала телефонисткой на ремонтном заводе. С маленьким городом Малоярославцем так или иначе связаны судьбы многих известных людей – поэтессы Натальи Кугушевой, гражданской жены адмирала Колчака Анны Тимиревой, племянницы Чайковского Анны фон Мекк, потомков знаменитых династий Бруни и Шаховских...


Наталья Рыкова в ссылке прожила страшную жизнь, но выжила


Все материалы об этих людях годами собирают создатели городского культурно-просветительского центра Галина Ивановна Гришина и Зоя Николаевна Старыгина. Они же издают ежегодный альманах «Имена и время», выходящий тиражом 500 экземпляров. И посетители там есть всегда. Так что напрасно я считаю, будто никому ничего не интересно. Просто время сейчас такое – смутное, неопределенное, и многим молодым как-то не до своей истории...

…Наша современница Наталья Алексеевна Рыкова живет в однокомнатной квартире на Большой Ордынке, получает очень солидную по российским меркам пенсию – 5000 рублей (180 долларов). Это с учетом надбавок за преклонный возраст и за 18 лет, проведенных в тюрьмах, лагерях и ссылках. Ее навещают родственники, друзья, знакомые. Они коротают вечера за чаем, а то и за рюмкой «рыковки» – так называлась водка в те времена, когда отец Натальи Алексеевны был главой правительства СССР, вторым после Ленина...

P.S. В Интернете часто появляются сообщения о том, что известный советский авиаконструктор Александр Яковлев якобы называл свои самолеты «АИР» – в честь своего тестя Алексея Рыкова. Однако ни в одной биографии Натальи Алексеевны Перли-Рыковой, дочери Алексея Ивановича, нет ни малейших упоминаний о ее замужестве за Александром Яковлевым. Вот ее краткая биография: родилась 23 августа 1916 года, русская, уроженка Ростова-на-Дону. Окончила опытно-показательную школу-коммуну, организованную Пантелеймоном Лепешинским. Училась на рабфаке им. Николая Бухарина. В 1936-м окончила Московский госуниверситет им. Ленина, факультет языка и литературы. В 1921 году с родителями была на лечении в Германии. После окончания института направлена на работу в Высшую пограншколу НКВД, где работала преподавателем. В 1936-1937 годах служила в погранвойсках.


Авиаконструктор Александр Яковлев вряд ли был мужем…

После ареста отца административно сослана в Томск. Работала статистиком планового отдела трудколонии №1 в поселке Чекист. 1 марта 1938 года арестована. В 1937 году отказалась от отца как от «врага народа». В сентябре 1938 года этапирована в Москву. 17 марта 1939 года ОСО НКВД СССР, протокол №36, осуждена на 8 лет ИТЛ. Отбывала срок в Воркутлаге, Ухтпечлаге. После срока ОСО МГБ СССР сослана на 5 лет в Северо-Казахстанскую область. Работала учительницей.

В 1950 году ссылка заменена поселением в КК. 15 июня 1949 года прибыла в Красноярск. Ссылку отбывала в 6 км от Енисейска в поселке Епишино. Стала инвалидом 2-й группы после двух операций рака. Не могла найти работу. Муж работал бухгалтером, болел туберкулезом. В 1950 году временно работала бухгалтером в «Енисейзолотопродснабе» в Енисейске. 2 сентября 1954 года освобождена. Уехала в Москву. Мать, Рыкова Нина Семеновна, 7 июля 1937 года арестована, а 22 августа 1938 года приговорена к расстрелу и расстреляна.

Совершеннолетия (и разрешенного законодательством возраста для вступления в брак) Наталья Рыкова достигла в 1934 году. К этому времени Александром Яковлевым уже было создано 10 самолетов АИР – начиная с 1927 года, когда Наталье Рыковой было всего лишь 11 лет…

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ, «Русский базар»

Версия для печати



Счетчики