ГАРАНТ СЕРВИС

На грани нового противостояния

Мюнхен-2012: Запад возвращается к новой холодной войне?

Основная тема 48-й Мюнхенской конференции, состоявшейся 4-5 февраля, – дискуссия о перспективах ПРО. Запад так и не смог дать четких и письменных гарантий ненаправленности системы против России. Напряжение между Москвой и Вашингтоном усиливается, назревает конфликт, «перезагрузка», презентованная вице-президентом США Джо Байденом в Мюнхене ровно 3 года назад, становится достоянием истории. Мир снова возвращается к временам глобального противостояния. Накануне Мюнхенской конференции все основные геополитические игроки сделали очередные ставки.

Китай предложил России создать Евразийский Альянс. Одноименная статья Дай Сюя, научного сотрудника Центра стратегических исследований КНР при Пекинском университете, была опубликована 30 января в газете «Жэньмынь Жибао». «Китай и Россия являются самыми прочными политическими образованиями на евразийском континенте. Взаимодействие между Китаем и Россией может привлечь внимание других стран на территории Евразии, в том числе Ирана и Пакистана, чтобы нарушить стратегические планы США в регионе», – отмечает Дай Сюй в своей статье.

Германия
дала согласие на размещение в Рамштайне командного пункта НАТО, который в перспективе станет центром евроПРО. Разумеется, это не может не отразиться на отношениях Берлина с Москвой, но и также развенчивает иллюзии по поводу несбыточности «большой евразийской оси» Берлин–Москва–Пекин. Впрочем, и преувеличивать «вред» тоже не стоит: Германия и так достаточно прочно увязла в европейских делах, сдерживаемая со всех сторон. Немцы и без того ограничены в маневрах по сотрудничеству как с Москвой, так и с Пекином.

Россия подчеркнула, что не будет участвовать в схемах по сдерживанию Китая. «Выстраивание противостоящих друг другу альянсов – это рецепт минувшей эпохи, который в современных условиях может обернуться соскальзыванием к глобальной катастрофе», – отметил в мюнхенской речи министр иностранных дел РФ Сергей Лавров. Напомним, предложение «дружить» против Китая Запад сделал в начале 2010 года, когда была принята новая стратегия нацбезопасности США. По стратегии, Китай был объявлен главным геополитическим противником, Европа – основным партнером, а России предоставлен выбор, к какому альянсу примкнуть.


Россия недолго наслаждалась предоставленной свободой выбора…

В общую канву недавних событий добавим также то, что Мюнхенская конференция проходила на фоне обострения политической обстановки вокруг Ирана и его главного регионального союзника – Сирии. 4 февраля Китай и Россия во второй раз наложили вето на резолюцию Совбеза ООН, допускающую применение военной силы против Дамаска. Таким образом, мы видим: бескомпромиссность и ультимативный тон Запада все сильнее наталкивается на нерушимую твердость и незыблемость китайско-российского тандема.

На пути к глобальной ПРО.
США сохраняют руководящую роль в переформатировании прозападного альянса. Быстро оправившись от кризиса, в сравнении с остальными союзничками, Вашингтон принялся натягивать ослабшие поводки: и по отношению к осерчавшей Японии, еще недавно угрожавшей «янки» выгнать их с Окинавы, а также в отношении Европы, которая своим евро замахнулась на «самое святое» – Доллар.

Хотя, казалось бы, некоторый период времени американская гегемония действительно висела на волоске. США больше всего были уязвимы в 2007-2008 годах. Америка тогда сделалась особенно сговорчивой: говорила о многопартнерстве в противовес многополярности, обещала России «перезагрузку» и даже была готова поделить мир на пару с Компартией Китая.

Европа, в свою очередь, вполне могла воспользоваться таким временным американским ослаблением. Она находилась в эйфории: в кратчайший срок смогла успешно запустить собственную валюту, серьезно разрослась в границах и даже «умыкнула» под свой контроль некогда проамериканский блок НАТО. С каждым годом Вашингтону все сложнее и сложнее давалась сговорчивость европейцев в рамках Альянса. Проамериканский кворум окончательно сменился проевропейским. И, как следствие, США охладели к НАТО, были вынуждены переосмысливать собственную безопасность и предпочли сосредоточиться на выстраивании новой системы – ПРО.


Выбор у России прежний – надо сдерживать…

Тем не менее, Европе так и не удалось воспользоваться всеми своими козырями. Например, блок НАТО хотя и стал проевропейским, но быстро пришел в упадок. Уверенная поступь Альянса застопорилась уже в Бухаресте в 2008 году, а последующий грузинский Август-08 вообще поссорил Брюссель с Россией. Альянс оказался в геополитическом вакууме, получая пинки по всем векторам: и от США, и от России. Вашингтон требовал от натовцев сговорчивости, Москва – предлагала новый договор о коллективной безопасности. При таком давлении Альянсу не осталось ничего иного, кроме как сдуться. Точкой перелома в «сдутии» можно считать апрель 2009 года. Катализатор – глобальный кризис. США и ЕС нашли компромисс – сосредоточиться на ПРО и слить туда НАТО. Полученный гибрид союзники так и окрестили – «глобальная ПРО», замахнувшаяся опутать своими «щупальцами» весь мир…

Трансатлантический альянс.
О сокращении военного бюджета Пентагона в последнее время говорить модно. Правда, при этом не учитывается главное – вообще-то в Америке не принято экономить на собственной нацбезопасности. Да и потом: вряд ли есть основания ставить вопрос именно таким образом. Не экономия, а стремление к перегруппировке сил является основной движущей силой для американцев. Меняется мир, корректируются интересы, появляются новые приоритеты и под все это выстраиваются новые альянсы.

В основе стратегии США – единство транстихоокеанской и трансатлантической интеграций. Естественно, в центре обеих цепочек находится Америка. Трансатлантика привязывает крепче к Вашингтону Европу, а Pacific всецело устремлен в Азию. Основа Трансатлантического альянса – система евроПРО как компромисс между прямым американским влиянием и силами европейских союзников. В свою очередь, в Азии своей системы ПРО нет: там есть прямое американское военное присутствие.


Перезагрузка опять не пошла и осталась в прошлом?

Стержневой принцип, положенный в основу как Трансатлантики, так и Pacific – система сдержек и противовесов, позволяющая американцам постоянно держать в узде даже своих ближайших друзей и партнеров.

Так, в Европе в качестве «смотрящего» назначена Британия. Но для надежности связки и чтобы Лондон вдруг не заартачился, выбивая себе бОльшую цену, Вашингтон также сделал тактические ставки на Ирландию и Шотландию. Поэтому теперь, если вдруг Лондон снова попробует диктовать условия, Вашингтон, натянув поводок, может вообще развалить Объединенное Королевство. ЕС, между прочим, тоже окажется в доле: Шотландия обещает в случае провозглашения независимости перейти на евро…

Традиционно непосредственная зона влияния Лондона – это Северная Европа, где главной является Швеция, а самой нейтральной – Норвегия, граничащей с Россией – Финляндия, а немецким «сэндвичем» – Дания. Основные задачи североевропейцев: 1) сдерживание Германии с севера и 2) сдерживание влияния России в Арктике. Все вместе – Северная Европа под руководством Лондона – прикрывают США с арктического фланга, наиболее уязвимого с точки зрения безопасности. (Прим.: Арктика – кратчайшая траектория долета евразийских ракет в США).

В континентальной Европе естественным лидером является Германия, это экономический мотор Евросоюза. Однако, чтобы не допустить немецкой монополии в Европе, в противовес приставлена Франция, которая хотя и проигрывает Берлину экономически, но зато имеет сильные культурные традиции. Для бОльшей надежности Германии навязан капкан на два фронта – так называемый «Веймарский треугольник» Франция–Германия–Польша.


Лодки у Северного полюса – не такая уж и фантастика…

Италия
является «смотрящей» за Средиземноморьем, на ее территории находится влиятельная американская база, сыгравшая ключевую роль в прошлогодней антиливийской операции. Испания – смотрящая за интересами Запада в Южной и Латинской Америке. Правда, при этом нужно учесть, что и Рим, и Мадрид – это сугубо региональные игроки. А сейчас под влиянием кризиса они оказались в еще более уязвимом положении.

Важными узлами во всех этих европейских переплетениях являются Австрия и Швейцария. Однако наиболее интересные перегруппировки сейчас наблюдаются в Восточной Европе, которая терпит основные кризисные риски. На восточноевропейцах зарабатывают все: и США, и Британия, и Германия, и Австрия, и некоторые другие. Ко всему Восточная Европа больше всего страдает от перебоев с энерготранзитом, а в перспективе вообще может лишиться своего транзитного потенциала со всеми его очень немаленькими расходами. В общем, перед нищающей Восточной Европой перспектива одна – стать линией фронта в Европе.

Основным центром в Восточной Европе является Польша. Здесь будет сосредоточена ударная сила проамериканской ПРО. Польша имеет серьезные рычаги влияния: как в формате «Вышеградской четверки» (V4), так и в формате вновь реанимированного «Веймарского треугольника». Пожалуй, самым слабым звеном в восточноевропейском раскладе является Венгрия, терзаемая со всех сторон: и от Австрии, стремящейся возродить былое имперское влияние, и от Польши как региональной «начальницы», и от Румынии, с которой у венгров давние исторические «терки».

Говоря о складывающихся европейских раскладах, нельзя также обойти вниманием и Румынию, которая «окучивает» Юго-Восточную Европу. Здесь также размещены элементы системы ПРО США и постоянно действуют тюрьмы ЦРУ. Правда, Румыния – не более чем региональный игрок.


США опять могут ждать сюрпризы

Гораздо более важную роль в трансатлантических раскладах играет Турция, которая в силу своего положения подобна «бумерангу», одновременно сдерживающему всех основных геополитических конкурентов США: с одной стороны, Европу (Турция имеет шансы стать ассоциативным членом ЕС по «норвежской модели»). С другой стороны, Турция активно работает на евразийском пространстве, где сталкивается с конкурирующей стратегией России и Китая.

Кроме того, Турция выполняет основную и непосредственную роль по сдерживанию Ирана. И в качестве основного трансатлантического «приза» в этой игре Анкаре обещано влияние на Кавказе.

Итого: США–Британия–Франция–Германия–Польша–Румыния–Турция – таков трансатлантический альянс.

США возвращаются в Азию. О возвращении в Азию госсекретарь США Хиллари Клинтон впервые объявила в январе 2009 года. В это же время из Вашингтона был сделан еще один мессидж: один из влиятельных американских стратегов Збигнев Бжезинский предложил Китаю поделить мир на двоих и создать G2. На тот момент Америка особенно нуждалась в такой «перезагрузке» с Китаем, а главным побудительным мотивом в этом было стремление выиграть время. Однако, в конечном итоге, идея G2 Пекином была официально отвергнута уже через полгода. А США, отойдя от тактики заигрываний, сосредоточились на выстраивании нового антикитайского альянса.

Главной «смотрящей» за Азией в проамериканской стратегии является Япония. Правда, ее статус меняется: от «страны американского протектората» до основного стратегического союзника США. Основное острие японского «рычага» направлено против России: между Токио и Москвой до сих пор нет мирного договора, и к тому же в безнадежном тупике находится территориальный спор по поводу принадлежности Курильских островов. Кроме того, у Японии есть территориальные споры с Китаем и Кореей. Да, возможно, Пекин и Токио договорятся: у японцев просто нет иного выбора. Но нужно учесть еще и то, что риск глобального конфликта может быстро опрокинуть все эти договоренности.


Опять никуда не доплыли…

Южная Корея оказалась в наиболее сложном положении. Во-первых, Сеул находится в состоянии перманентного конфликта со своим северным соседом Пхеньяном. Существующий раскол на Корейском полуострове оказывает сдерживающий эффект для корейских государств. Во-вторых, Сеул находится под военным протекторатом США. Но при этом есть еще третий фактор – возрастающее экономическое давление со стороны Китая, который уже стал основным торговым партнером Сеула. И, конечно же, вряд ли Пекину нравится проамериканская база у себя под боком.

Австралия, являющаяся полноправной участницей Британского Содружества, еще одно звено Транстихоокеанского альянса. В конце прошлого года Австралия дала согласие на открытие американской военно-морской базы в порту Дарвин, на севере страны. Понятно, что основной прицел базы в Дарвине – битва за шельф Южно-Китайского моря, которая имеет потенциал стать основным фронтом противостояния в регионе. Но перед Дарвином стоит и ряд других тактических задач.

Сингапур
– еще один прозападный союзник, «смотрящий» за Юго-Восточной Азией, оффшорное государство, имеющее к тому же выгодное положение, которое позволяет контролировать стратегический для мировой торговли Малаккский пролив. В конце 2011 года Сингапур принял решение о троекратном увеличении своих военных расходов, а также договорился об усилении военно-морского присутствия США на своей территории.

Филиппины тоже официально запросили Вашингтон усилить военное присутствие. Хотя вообще-то филиппинская Конституция запрещает размещение на территории страны каких-либо иностранных баз. Правда, несмотря на это, между Манилой и Вашингтоном с 1998 года действует соглашение, позволяющее американцам посылать свои войска на архипелаг. Сейчас США проводят переговоры об усилении военного присутствия, очередной раунд переговоров намечен на март.


Азии надо готовиться и к этому…

Индонезия – самая многонаселенная мусульманская страна в мире, также входит в проамериканский альянс. Растущая угроза радикального ислама является одним из основных вызовов для региона, от которой больше всего терпят урон Малайзия, Филиппины, а также юг Таиланда, где наблюдается обострение террористической активности.

Отдельно стоит отметить о роли в прозападной стратегии Тайваня, формально пользующегося военным протекторатом США и являющегося опорным плацдармом ЦРУ в регионе. Американцы пытаются использовать «тайваньский вопрос» как вечную тему для побуждения Китая к уступкам в переговорах. Но при этом еще нужно учитывать китайскую стратегию, которая нивелирует многие усилия США. И результат недавних тайваньских президентских выборов – яркое тому подтверждение.

Что касается Индии и Вьетнама, которых сейчас активно обхаживают США, то маловероятно, что обе страны тоже примкнут к прозападному альянсу. Например, Индия увязнет в южноазиатских переплетениях, а до уровня Китая ей расти и расти. Тем более что центральноазиатская стратегия США, в конечном итоге, бьет и по индийским интересам в том числе.

Итого: США–Япония–Южная Корея–Сингапур–Австралия–Филиппины–Индонезия – таков прозападный расклад в Азии.

….В целом, трансатлантические и транстихоокеанские усилия Запада пытаются сломать очевидное – складывающуюся тенденцию многополярности, мирного и гармоничного развития разных стран и народов. И как бы ни пытались США сохранить гегемонию, всегда при этом нужно помнить историю: еще ни одному поработителю не удавалось получить полный контроль над всеми странами мира. Будь-то Чингисхан, Наполеон, Гитлер и ряд других…


Все равно надолго не хватит…

…Китай и Россия готовы защитить мир в условиях нарастающей политической напряженности. Пекин и Москва сосредотачиваются, укрепляют континентальные связи ШОС и идут к своему Евразийскому альянсу. «Киевский телеграф» уже писал о «втором дыхании» в ШОС-перспективах...

Игорь ШЕВЫРЕВ

Версия для печати



Счетчики