ГАРАНТ СЕРВИС

«Этот марш не смолкал на перронах…»

Маршу «Прощание славянки» скоро исполняется 100 лет

Это был творческий патриотический порыв: 28-летний русский военный музыкант осенью 1912 года, в дату столетия Бородинской битвы, написал марш «Прощание славянки», посвященный началу войны на Балканах. Мог ли он знать, что марш этот отзовется в сердцах всех славян, станет важной духовной составляющей русского народа, обретет многие варианты текстов в разные периоды тяжкого ХХ века? Не мог Василий Агапкин предвидеть и того, сколь торжественно будет отмечаться 100-летний юбилей его легендарного детища, первая публикация нот которого состоится в Крыму, в Симферополе.

: А вот первая пластинка с его записью выйдет в Киеве в 1915 году.

100-летие марша «Прощание славянки» Василия Ивановича Агапкина широко отпраздновали в Тамбове – в День независимости России, 12 июня. Как сообщили средства массовой информации, торжества начались с открытия мемориальной доски на здании Музейно-выставочного центра и продолжились фестивалем духовых оркестров «Марш столетия», в котором приняло участие более восьми сотен музыкантов из разных областей России.


Молодой Василий Иванович Агапкин

В открытии уникальной памятной доски в Тамбове (так сразу и не вспомнишь, существуют ли еще случаи такого мемориального посвящения какому-либо музыкальному произведению) принял участие приехавший внук композитора Агапкина Юрий Свердлов. Говорят, он сокрушался, что не сохранился дом, в котором был сочинен марш.

Юрий Михайлович вспоминал, что дед, написавший более сотни маршей, вальсов и песен, был очень скромным человеком: «Он часто слушал пение птиц и что-то записывал за ними. Я говорю: дедушка, что ты пишешь? А он говорит: я записываю. Вот они выводят трели музыкальные, я за ними записываю. И из этого рождается музыка».

Дочь композитора, Аза Васильевна Свердлова-Агапкина, хранит партитуры отца и помнит его рассказы о тяжелой атмосфере в российском обществе перед Первой мировой, о том, как уходили на фронт призывники, как их провожали матери и жены. «Я, говорит, сидел ночью, закрылся в комнате, и у меня посыпались звуки».


Мемориальная доска на здании Музейно-выставочного центра в память об авторе и его бессмертном произведении


Сегодня вряд ли найдется русский человек, который бы не взволновался при звуках марша Агапкина «Прощание славянки». Кажется, эта музыка за век вросла в наши сердца и души, стала сущностной составляющей, неотделимой от истории Отечества. Марш этот прозвучал в десятках кинофильмов и многих спектаклях. Грампластинки со знаменитым маршем неоднократно выпускались огромными тиражами. На нашей памяти он всегда был в репертуаре отечественных военных оркестров.

Словно в подтверждение слов «этот марш не смолкал на перронах», ежевечерне «Прощание славянки» звучит из репродукторов при отправлении поезда «Харьков–Москва», под его звуки отплывают в рейс и пассажирские теплоходы на Волге, а также отправляется фирменный поезд «Россия» из Владивостока в Москву. Звучит он и на других вокзалах городов нашего Отечества.

Не лишенную, на мой взгляд, резона мысль подал поэт-нобелиант Иосиф Бродский, живший уже в США и попросивший виолончелиста Мстислава Ростроповича убедить президента России сделать гимном страны марш «Прощание славянки».


На юбилейных торжествах в Тамбове


Точно замечено: у русского человека всякий раз при звуках этого марша возникает чувство личной причастности ко всему происходящему и чувство бессмертия... «Снова и снова слушаю этот великий марш и всякий раз плачу», – такие записи приходилось читать автору о марше неоднократно.

Музыковед полковник в отставке Юрий Бирюков, посвятивший немало статей истории создания этого марша, утверждает, что в его основу Василием Агапкиным была положена мелодия песни времен Русско-японской войны 1904-1905 годов. Песня начиналась словами:

Ах, зачем нас забрили в солдаты,
Угоняют на Дальний Восток?
Неужели я в том виноватый,
Что я вырос на лишний вершок?

Оторвет мне иль ноги, иль руки,
На носилках меня унесут.
И за все эти страшные муки
Крест Георгия мне поднесут…

Официально песня была запрещена, но благодаря легко запоминавшемуся напеву быстро распространилась. Трудно сказать, где и когда впервые услышал эту песню молодой штаб-трубач Василий Агапкин, крестьянский парень из рязанской деревни, рано оставшийся сиротой и нашедший приют в хоре музыкантов (так тогда назывались военные оркестры). Может, в Тверском драгунском полку, где он служил в 1906-1909 годах? А возможно, и в Тамбове, куда попал, отслужив срочную службу и поступив в музыкальное училище на медно-духовое отделение.


Обложка первого издания


Историки свидетельствуют: марш поначалу состоял из двух частей, мелодической первоосновой которых послужили запев и припев упомянутой песни. Известный симферопольский военный капельмейстер, композитор и издатель нот Яков Богорад помог начинающему композитору с третьей частью, помог записать клавир и оркестровал его детище. Вместе они придумали и название маршу. На обложке первого, симферопольского, издания – рисунок: молодая женщина прощается с воином, вдали видны Балканские горы, отряд солдат. И надпись: «Прощание славянки» – новейший марш к событиям на Балканах. Посвящается всем славянским женщинам. Сочинение Агапкина».

За пластинкой, выпущенной в Киеве, последовали тиражи по всей России. Впервые в исполнении «живого оркестра» марш прозвучал на строевом смотре 7-го запасного кавалерийского полка в Тамбове, где служил его автор. Очень быстро мелодия марша получила известность за пределами Отечества: «Славянку» стали исполнять военные оркестры в Болгарии, Норвегии, Румынии, Франции, Швеции, Югославии и других странах.

Хотя бы кратко вспомним биографию автора бессмертного марша. Родился композитор в семье крестьянина-батрака. Рано осиротел, вместе с братьями и сестрами нищенствовал. В 10 лет был зачислен учеником в духовой оркестр 308-го Царевского резервного батальона Астраханского пехотного полка. Через пять лет признан лучшим солистом-корнетистом полка – случай редчайший. В 1910 году Василия Агапкина зачислили штаб-трубачом квартировавшего в Тамбове 7-го запасного кавалерийского полка. В 1911 году он поступил в Тамбовское музучилище.


Алексей Евстигнеев. «Прощание славянки»


В 1918 году ушел добровольцем в Красную армию и организовал духовой оркестр в первом красном гусарском полку. В 1920 году вернулся в Тамбов, где руководил музыкальной студией и оркестром войск ГПУ. В 1922 году с оркестром переехал в Москву. (Оркестр Агапкина участвовал и в похоронах Ленина.) В 1928 году музыкант организовал духовой оркестр из беспризорников. С началом Великой Отечественной войны Агапкину было присвоено звание военного интенданта I ранга, и он был назначен начальником духовых оркестров отдельной мотострелковой дивизии имени Дзержинского. 24 июня 1945 года на Параде Победы оркестр под руководством Василия Ивановича Агапкина входил в состав сводного оркестра. Скончался музыкант 29 октября 1964 года, похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве.

Заслуженный деятель искусств России Иван Рыбаков сообщает, что, по некоторым сведениям, Василий Агапкин, как и другие военные деятели, за заслуги в Великой Отечественной войне получил так называемый «сталинский подарок» – земельный участок, где и обосновался; по другим – купил часть дома после ухода в отставку. Сохранился дом, в котором он жил в Хотькове (близ Сергиева Посада): на улице Береговой, напротив Абрамцевского музея, через речку Ворю.

Василий Агапкин прожил 80 лет, отдав 61 год из них военной музыке. Своеобразным звездным часом его биографии стал военный парад 7 ноября 1941 года в Москве на Красной площади, где Василий Иванович дирижировал сводным духовым оркестром Московского гарнизона, провожавшим участников этого исторического парада прямо в бой. Существует хорошая легенда, что будто бы на этом параде звучал марш «Прощание славянки». Однако архивы сохранили точный список всех исполнявшихся тогда на Красной площади произведений: «Славянки» среди них нет.


Могила Василия Агапкина на Ваганьковском кладбище в Москве

Считается, что марш к русской жизни вернул фильм Михаила Калатозова «Летят журавли», где он звучит в хрестоматийной сцене – проводов добровольцев. После всемирного успеха фильма была выпущена пластинка с записью «Славянки», но широкое распространение марш получил после исполнения его музыкальным коллективом под управлением Александра Александрова на одном из праздничных концертов в 1960-х.

Как справедливо указывается в энциклопедиях, «мелодия марша «Прощание славянки» сочетает в себе живительную веру в будущую победу и осознание горечи неминуемых потерь от грядущих сражений. В названии марша отражено одно из тяжелейших испытаний, которые возлагают все войны на женщин – провожать своих мужчин на войну и верить в их возвращение».

Похоже, сердце славянина, «объятое» этим маршем, не только скорбит, но и поет от восторга, устремляясь за собственные пределы. На музыку марша написано большое количество самодеятельных и более или менее профессиональных текстов.


Дом Василия Агапкина в Хотькове


Первыми хронологически считают слова Александра Мингалева «Встань за Веру, Русская Земля!». В годы Гражданской войны распевавшиеся в рядах Белой гвардии, в частности в войсках Александра Колчака, что и стало причиной запрета марша в первые советские десятилетия. Первый куплет и припев его таковы:

Много песен мы в сердце сложили,
Воспевая родные края,
Беззаветно тебя мы любили,
Святорусская наша земля.
Высоко ты главу поднимала,
Словно солнце твой лик воссиял,
Но ты жертвою подлости стала,
Тех, кто предал тебя и продал.

Припев:

И снова в поход! Труба нас зовет!
Мы вновь встанем в строй
И все пойдем в священный бой.
Встань за Веру, Русская Земля!

Существует также вариант 1970-х годов, с таким началом:

Этот марш не смолкал на перронах
В дни, когда полыхал горизонт.
C ним отцов наших в дымных вагонах
Поезда увозили на фронт.
Он Москву отстоял в сорок первом,
В сорок пятом шагал на Берлин,
Он с солдатом прошел до Победы
По дорогам нелегких годин.

Припев:

И если в поход
Страна позовет
За край наш родной
Мы все пойдем в священный бой!

С литературной точки зрения, на мой взгляд, наиболее безупречным является вариант Александра Галича «Походный марш». Трогательны первые строки этого сочинения:

Снова даль предо мной неоглядная,
Ширь степная и неба лазурь.
Не грусти ж ты, моя ненаглядная,
И бровей своих темных не хмурь!...

…Но последние – особенно:

Будут зори сменяться закатами,
Будет солнце катиться в зенит.
Умирать нам, солдатам – солдатами,
Воскресать нам – одетым в гранит…


Юрий Белов. «Прощание славянки». 2008 год

В 1984 году в Тамбове, при открытии мемориальной доски на здании музучилища, которое Василий Агапкин окончил в 1913 году, состоялась премьера «Славянки» с текстом Владимира Лазарева:

Наступает минута прощания,
Ты глядишь мне тревожно в глаза –
И ловлю я родное дыхание,
А вдали уже дышит гроза…

Дрогнул воздух туманный и синий,
И тревога коснулась висков.
И зовет нас на подвиг Россия.
Веет ветром от шага полков.

Прощай, отчий край,
Ты нас вспоминай,
Прощай, милый взгляд,
Прости-прощай, прости-прощай…
………..
Лес да степь, да в степи полустанки,
Повороты родимой земли,
И, как птица, «Прощанье славянки»
Все летит и рыдает вдали.
Нет, не будет душа безучастна –
Справедливости светят огни…
За любовь, за великое братство
Отдавали мы жизни свои…

Именно Владимир Лазарев высказал идею о необходимости создания памятника маршу «Прощание славянки». Пожалуй, своеобразными памятниками можно считать и живописные одноименные полотна русских художников. Кстати, рабочим названием замечательного фильма Владимира Хотиненко «72 метра» (2004 года) было «Прощание славянки».

На интернет-форумах, посвященных выдающемуся маршу Василия Агапкина, нам удалось найти разные исполнявшиеся варианты, в том числе совсем лирические. Вот примеры:

Разбирая поблекшие карточки,
Окроплю запоздалой слезой
Гимназисточку в беленьком фартучке,
Гимназисточку с русой косой...

Моряк, служивший в 1969-1972 годах в Севастополе на крейсере «Слава», вспоминал, что пели «Славянку» с «морскими» словами и таким припевом:

Прощай, не горюй,
Напрасно слез не лей.
Лишь крепче поцелуй,
Когда сойдем мы с кораблей.

«Прощание Славянки» с текстом на слова Романа Шлезака под названием «Rozszumialy sie wierzby placzace» («Расшумелись плакучие ивы») являлось в годы борьбы с гитлеровскими оккупантами в Польше 1939-1945 годов гимном основной организации польского Сопротивления – Армии Крайовой.

Убедителен Эдвин Поляновский, поддержавший в свое время идею поэта Иосифа Бродского о гимне: «Между мировыми войнами была еще гражданская. И для красных, и для белых «Прощание славянки» было своим. Музыка оказалась вечной…».


Заслуженный мэтр военного марша Василий Агапкин

…«Славянка» не стала гимном России. Однако марш теперь является гимном Тамбовской области. Как бы то ни было, похоже, земной путь легендарного марша, прожившего столетие, только начинается. Ни «Славянка», к счастью, не прощается с нами, ни мы с ней. Славяне остаются – «с этим маршем на пыльных губах»…

Станислав МИНАКОВ, «Одна Родина»

Версия для печати




Оставить комментарий

Ваше имя:
Комментарий:
Комментарии:
Иван (11.12.2015 17:57)
Тот кто написал второй комент - моральный урод, которого убить мало...
ВВЦ (29.11.2013 21:25)
Незнаю кому как, а у меня всегда возникает какое-то чувство восторга и торжественности при его звучании. Спасибо автору. Царствие ему небесное.
_ (12.07.2012 06:29)
ХУИТААА !
мимоходом (11.07.2012 13:08)
Марш на века!!!