общественно-политический
еженедельник

Женщины маршала Буденного

Казачка, актриса и просто любимая женщина – выбор на любой вкус

Она была первой. Поздним осенним вечером 1924 года в одной из квартир элитного, как бы сказали сегодня, дома на улице Грановского раздался выстрел. Утром вся Москва перешептывалась: «Командарм Буденный застрелил жену!». «Это правда?», – спросил прославленного военачальника Сталин, улыбаясь, как показалось Буденному, в усы. –«Понимаешь, Иосиф»… Иосиф не понимал. Но когда через восемь лет раздастся еще один выстрел, унесший в этот раз его жену, Надежду Аллилуеву, Сталин наверняка вспомнит и то утро, и бледного, растерянного командарма, навытяжку стоящего перед ним.

«Мы ведь с Надеждой, – продолжал Буденный, – двадцать лет прожили. Воевали вместе, белых били. Боевая баба была». – «А с большевиками она тебе воевать не помогала? Ты ведь у нас вахмистром в царской армии был, верно? Сколько у тебя Георгиевских крестов, три?». – «Четыре, товарищ Сталин. Но раз ты… вы считаете, что я не доказал свою верность партии большевиков…». – «Ладно-ладно, Семен. Успокойся. И на будущее будь аккуратнее со своими женщинами. Иди».

…К себе на Грановского Буденный пошел пешком, благо путь от Кремля занимал минут десять. Подходя к дому, вспомнил, как еще вчера точно так же возвращался домой. Было, кажется, около двенадцати ночи. Супруга, разумеется, еще не вернулась. После того как Буденные переехали в Москву, Надежду словно подменили. Он и не думал, что бывшей медсестре красного отряда, не смущавшейся употреблять в разговоре самые крепкие выражения, так понравится ходить по театрам, приемам. Она и в последний вечер была на каком-то спектакле. А когда вошла в квартиру, то зачем-то взяла со стола заряженный револьвер Буденного. В шутку приставила к виску и…

Подруга друга. Несмотря на то, что хозяин Кремля успокоил и, скорее всего, поверил ему, Семен Михайлович чувствовал себя неспокойно. Даже когда на следующее утро его разбудила гремящая на всю улицу музыка: «Буденный – наш братишка,/С нами весь народ!/Приказ: голов не вешать,/А идти вперед!», он все еще беспокоился за свое будущее. А ну как арестуют?


Вторая жена Буденного, певица Ольга Михайлова, в опере Л. Делиба «Лакме» на сцене Большого театра.

Успокоился бравый командир только в Кисловодске, куда его отправили на отдых. Но, скорее всего, спасительное чувство гармонии в его душу внесли не горные пейзажи, а очаровательная спутница знакомого офицера Ольга Михайлова. Буржуйскими комплексами, что отбивать жен у друзей нехорошо, Буденный не страдал и в Москву вернулся уже не один. Со дня гибели первой супруги не прошло и года…

Рассказывают, что самым частым вопросом, который задавал военачальник молодой жене, был: «Что ты хочешь?». А поскольку Ольга Стефановна тоже не страдала никакими старорежимными комплексами, она не стеснялась и не уставала перечислять свои желания: «Хочу поступить в Консерваторию». Поступила. «Хочу петь в Большом театре». Стала петь.

На единственную же просьбу заботливого благоверного, мечтавшего лишь об одном – о детях, Ольга отвечала: «Ну не портить же мне из-за этого фигуру? И потом, я не представляю ни одного дня без театра». И любящий муж снова соглашался. Пока не узнал, что супруга не представляет своей жизни не только без театра и бесконечных банкетов и приемов, но и без ведущего тенора Большого театра Алексеева. В 1937 году Ольгу Стефановну арестовали. Говорят, на Лубянку ее отвез сам Семен Михайлович.


Тюремное фото Ольги Буденной-Михайловой

«Замуж за меня пойдете?». Но и снова оставаться в одиночестве Буденный не собирался. И через несколько дней после ареста жены зашел в комнату к ее матери (теща осталась жить вместе с ним) и прямо сказал, что ему нужна женщина. «То есть помощница», – засмущавшись, поправился он.

Долго ли мать сидящей на Лубянке дочери подыскивала ей замену, неизвестно. Главное, что нашла – свою родную племянницу Машу, только-только приехавшую в Москву и иногда заходившую к ней помочь убраться по дому. Проведя с ней предварительную беседу, тетка отправила племянницу, бывшую, к слову сказать, на 33 года моложе будущего мужа, к Буденному.

О том, как бравый маршал сделал ей предложение, Мария Васильевна рассказала известной писательнице Ларисе Васильевой, записавшей ее монолог: «…Семен Михайлович спрашивает меня за обедом: «Как вы ко мне относитесь?». Ничего не подозревая, отвечаю: «Вы мой любимый герой». – «Замуж за меня пойдете?». Я опешила. Долго молчала. И говорю: «Я боюсь». Он засмеялся: «Съездите к родителям, посоветуйтесь…».


Третья жена маршала – Мария Васильевна Буденная

Вернулась я в Москву, пришла в квартиру к Буденному, подаю ему суп за обедом, он поздоровался и молчит, ничего не говорит о своем предложении. Мне как-то не по себе. Пообедал и спрашивает: «Ну что вы решили?». – «Положительно», – говорю, а у самой даже уши красные от стыда. Он тоже весь вспыхнул: «Боялся спросить. Вдруг откажешь!».

В общем, зажили «молодые» одной семьей. Мария Васильевна первое время стеснялась знаменитого мужа и постоянно сбивалась – то Семеном Михайловичем назовет, то Семой, а то и вообще товарищем Буденным. В конце концов маршал не выдержал и строго сказал супруге: «Я тебе муж, а Семен Михайлович на коне сидит!».

Через год после свадьбы (и после ареста Ольги Стефановны, соответственно, тоже) у Буденных родился сын. Сбылась главная мечта красного маршала. В одном из писем с фронта он писал юной жене: «Здравствуй, дорогая моя мамулька! Получил твое письмо и вспомнил 20 сентября, которое нас связало на всю жизнь. Мне кажется, что мы с тобой с детства вместе росли и живем до настоящего времени. Люблю я тебя беспредельно и до конца моего последнего удара сердца буду любить. Ты у меня самое любимое существо, ты, которая принесла счастье – это наших родных деточек. Думаю, что все кончится хорошо и мы снова будем вместе. Привет тебе, моя родная, крепко тебя целую, твой Семен».


В окружении семьи. Фото 1972 года

Баловал он Марию Васильевну страшно! Как сплетничали генеральские жены, на роскошной даче Буденных в подмосковной Баковке было все, что только можно себе представить. А уж когда маршальская жена вывешивала на солнце свои якобы тридцать шуб, это был вообще отдельный спектакль. Впрочем, Мария Васильевна платила мужу тем же. На 60-летний юбилей она подарила Буденному… еще одного, уже третьего, ребенка. Счастью Семена Михайловича не было предела!

...В 1955 году Буденный написал письмо в КГБ с просьбой пересмотреть дело своей второй жены. Ольгу Стефановну освободили. Но после девятнадцати лет тюрьмы это уже была совсем другая женщина – старая, больная, психически нездоровая. От ее рассказов о том, как из-за обвинения в попытке отравления маршала Буденного ее насиловали чуть ли не целые отделения энкавэдэшников, Семену Михайловичу всегда становилось не по себе. В доме бывшего мужа она бывала редко, чем вызывала большое недоумение у двоюродной сестры, заменившей ее возле Буденного.

Сам маршал от сталинских репрессий не пострадал. Рассказывают, что его однажды все-таки попытались арестовать. Но бравый командир открыл огонь и, расстреляв пришедших за ним чекистов, бросился звонить Сталину: «Иосиф, контрреволюция! Меня пришли арестовывать! Живым не сдамся!». После чего Сталин дал команду оставить Буденного в покое: «Этот старый дуралей не опасен».


До последних лет жизни маршал превосходно держался в седле

Однако на самом деле никаким дуралеем Семен Михайлович не был. У него хватало ума хитро вести себя с ненавидящими друг друга коллегами, строить из себя дурачка при Сталине, позаботиться о будущем своего большого семейства. Еще будучи в силе и при власти, Буденный отказался от казенной государственной дачи и построил собственную. «Когда я умру, тебя с государственной дачи в один миг выгонят», – говорил он жене...

...Буденный никогда не строил иллюзий. Потому, наверное, и дожил до 90 лет. Красный маршал скончался в 1973 году от кровоизлияния в мозг...

P.S. Из статьи Александры Тырловой «Семен Буденный. Счастье с третьей попытки». Семейное счастье Семен Буденный действительно обрел лишь с третьей попытки.

Казачка.
Буденный, которого привыкли считать символом казачьей удали, казаком на самом деле не был. Его дед – крепостной крестьянин из-под Воронежа, отпущенный указом царя-освободителя Александра II, в поисках лучшей доли вместе с семьей переехал на Дон. Именно там, неподалеку от станицы Платовская, 25 апреля 1883 года родился будущий маршал, кумир нескольких поколений Семен Буденный.

В 1903 году в возрасте 20 лет Семен Буденный женился. Надежда Ивановна Буденная, казачка с соседнего хутора, считалась одной из первых красавиц. Но долго наслаждаться семейным уютом Буденному не пришлось. Свадьбу сыграли зимой, а уже следующей осенью Семен Михайлович отправился в армию. Военная карьера Буденного продвигалась стремительно. Лучший наездник полка быстро завоевал уважение сослуживцев и начальства, заработал офицерский чин. Во время Первой мировой войны Буденный получил четыре Георгиевских креста. Но по-настоящему о Буденном заговорили во время Гражданской войны. В 1917 году, узнав об отречении от престола царя Николая II, Семен Михайлович перешел на сторону большевиков. «Я решил, что лучше быть маршалом в Красной армии, чем офицером в белой», – шутил впоследствии Буденный. Что ж, он не прогадал. Надежда Ивановна Буденная Гражданскую войну прошла вместе с мужем. С 1917 года она заведовала санчастью в его отряде, помогала добывать продукты и медикаменты для бойцов. После войны семья Буденных поселилась в Москве, в правительственном доме на улице Грановского (ныне Романов переулок). Считается, что именно после Гражданской войны семейная жизнь Буденного потихоньку начала давать трещину. На фоне блестящих и светских жен членов правительства Надежда Ивановна стала казаться Семену Михайловичу несколько простоватой. Но самое главное – у Буденных не было детей. Причем в отсутствии наследников Надежда Ивановна обвиняла мужа, мол, это у него какие-то неполадки со здоровьем. А Семен Михайлович искренне хотел иметь большую семью. В итоге очень скоро супруги стали почти чужими друг другу. Ходили слухи, что Буденный заводил романы на стороне, да и Надежда Ивановна не отставала от мужа. Точку в их отношениях поставила нелепая трагическая случайность. В 1924 году Надежда Ивановна застрелилась из пистолета мужа. Трагедия произошла в присутствии нескольких свидетелей.


Грудь бравого унтер-офицера Семена Буденного украшают четыре Георгиевских креста

Актриса. Смерть жены ошеломила Буденного, но нельзя сказать, что он был по-настоящему убит горем. Уже через несколько месяцев в его доме появилась новая хозяйка – оперная певица (а в ту пору студентка консерватории) Ольга Стефановна Михайлова. Очень красивая, элегантная и молодая, она твердо знала, чего хочет от жизни – стать знаменитой актрисой, блистать и покорять всех вокруг себя. Знаменитый муж вписывался в эту программу как нельзя лучше. Очень скоро Ольга Стефановна превратилась в приму Большого. Однако Семен Михайлович мечтал о другом – ему хотелось уютного дома, тихих семейных вечеров и, конечно же, детей. Но для Ольги Стефановны рождение ребенка представлялось чем-то вроде катастрофы – ведь роды означали долгую паузу в ее карьере и даже могли вовсе превратить ее в домохозяйку. Семен Михайлович настаивал, но, когда Ольга Стефановна наконец согласилась, было уже поздно. И опять в неспособности иметь детей обвинили Буденного. Однако, несмотря на отсутствие желанных наследников, Семен Михайлович прожил вместе с Ольгой Стефановной почти 14 лет. Возможно, они прожили бы и дольше, но тут в дело вмешалась политика.

Зимой 1937 года Буденного вызвал Сталин. Сказал, что Ольга Михайлова неприлично ведет себя, тем самым компрометируя героя революции, и порекомендовал Буденному встретиться по этому поводу с наркомом НКВД Николаем Ежовым. Ежов сообщил, что, по его сведениям, Ольга Михайлова имеет интимную связь с артистом Большого театра Алексеевым, а также часто посещает иностранные посольства и играет на скачках, что ее нужно арестовать и на допросах выяснить подробности ее связей с иностранцами: Буденный попытался вступиться за жену, сказал, что ее измены – дело отнюдь не политическое, а бытовое, а доказательств ее преступлений не приведено. Однако офицеры НКВД решили иначе. В августе 1937 года, когда Буденный уехал из Москвы для инспекции военных частей округа, Ольгу Стефановну арестовали.

Ольгу Михайлову приговорили к 8 годам лагерей. Буденный больше не пытался заступиться за жену. Узнать об измене из оперативных сводок НКВД – такого не смог бы простить даже самый великодушный мужчина. В лагере с Ольгой Михайловой обращались очень плохо. Ее ненавидели и администрация, и другие заключенные – в их глазах она выглядела предательницей, которая не только изменила народному герою, но и попыталась оклеветать его. В 1945 году Ольге добавили еще 3 года тюрьмы, а в 48-м отправили в ссылку в Красноярский край, где бывшая прима Большого театра работала уборщицей в школе. Вернулась в Москву она только в 1956 году благодаря… Буденному. Будучи уже женатым в третий раз, Семен Михайлович выхлопотал для нее квартиру и устроил в больницу.


Семен Буденный делает зарядку

Любимая женщина. Сразу же после ареста Ольги Михайловой в 1937 году Буденный перевез в Москву ее мать Варвару Ивановну. Видимо, маршал все-таки чувствовал свою вину из-за того, что не смог уберечь жену от ареста, поэтому поселил тещу в своей квартире. Варвару Ивановну часто навещала ее племянница, двоюродная сестра Ольги Михайловой Маша. Мария училась в стоматологическом институте, а в свободное время помогала тетке вести домашнее хозяйство. Симпатичная девушка понравилась Семену Михайловичу, и он сделал ей предложение.

...Их брак оказался на удивление счастливым. В 50 с лишним лет Буденный наконец-то получил то, к чему стремился, – семейный уют. А когда через год у Буденных родился сын Сергей, Семен Михайлович, буквально сходил с ума от счастья – обвиненный предыдущими женами в неспособности иметь детей, он уже не рассчитывал, что когда-нибудь станет отцом. Еще через год на свет появилась дочь Нина, а в 1944 году – еще один сын, Михаил. В жене и детях Семен Михайлович буквально души не чаял. Он старательно оберегал свою Машу, даже не водил ее на кремлевские приемы, чтобы его сокровище никому не попадалось на глаза. Позднее счастье будто бы дало Буденному вторую молодость – до конца жизни он оставался жизнерадостным и физически крепким человеком – в 60 лет мог спуститься на руках по лестнице и до последних дней был прекрасным наездником...

Игорь ИЗГАРШЕВ, сайт «Аргументы и Факты»




Электронная версия общественно-политического еженедельника «Киевский ТелеграфЪ»
Copyright © 2000-2011 Информационно-издательская группа «ТелеграфЪ»
При полном и частичном использовании материалов, ссылка на «Киевский ТелеграфЪ» обязательна.