ГАРАНТ СЕРВИС

Россия и Турция: в поисках компромиссов

О чем договорились Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган

Россия и Турция ищут компромисс уже давно. То из Москвы в Анкару отправится высокопоставленная делегация, то, наоборот – из Анкары в Москву. Однако компромисс по-прежнему и не просматривается. От такой пустой траты времени, формально называемой «переговорами», больше всего выигрывает Турция, которая шаг за шагом укрепляет позиции в Евразии. В то время как евразийская стратегия РФ, наоборот, обрастает множеством рисков. Визит президента России Владимира Путина в Турцию должен был состояться еще в середине октября 2012 года...

...Но в последний момент был перенесен почти на два месяца, на 3 декабря. Этот факт уже сам по себе свидетельствует о том, что в отношениях между Москвой и Анкарой не все гладко. Хотя обе страны показывают неплохую статистику по товарообороту, развивают ряд совместных проектов и отмечают высокий уровень политического диалога между обеими странами.

Более того, как до, так и после нынешнего путинского визита Россия и Турция по принципиальным вопросам по-прежнему далеки от компромисса. В этой ситуации сторонам остается лишь ждать. Как минимум, нового раунда бессмысленных переговоров и очередных уступок, но уступать, как правило, приходится России. Или же попытаться выйти из этой порочной двусторонней модели и активизировать отношения с другими центрами силы.

Впрочем, такая ситуация отнюдь не удивительна. Россия и Турция априори не могут договориться на взаимовыгодной основе. Потому что они являются прямыми конкурентами за контроль над евразийским пространством.


Они, как их страны, договариваются давно...

Турция
стремится повысить собственный транзитный статус, замкнув на себя все ключевые энергетические и транспортные потоки Евразии. В то время как России такое укрепление Турции ни к чему. Россия сама видит себя евразийской державой, а для транзита гораздо эффективнее братская Украина, с которой у Москвы есть культурная совместимость, в отличие от Турции. Тем более что возможности украинской газотранспортной системы гораздо шире, чем может предложить Турция.

Россия
в своей геополитической стратегии работает над главной целью – строительством Евразийского Союза. Но с этим уже не может согласиться Турция, пытающаяся возродить неоосманскую империю и заинтересованная для этого удержать влияние на Кавказе, в Черноморском регионе, нарастить позиции в ЦентрАзии.

Таким образом,
для того, чтобы России укрепиться на постсоветском пространстве, необходимы уступки Турции. В свою очередь, евразийский рост Анкары невозможен без соответствующей сдачи позиций России, Украины и других постсоветских стран. То есть, как видим, по Украине, Грузии и ГУАМу в целом прошелся фронт российско-турецкого противостояния, но наиболее непримиримые противоречия вспыхнули вокруг Сирии, постоянно угрожая перерасти в полноценную войну.


Владимир Путин отлично понимает все угрозы, риски и преимущества...

На украинском и кавказском направлениях у Турции все складывается нормально. Пока что. Но потеря контроля над Сирией угрожает обвалить всю конструкцию, над которой усердно работают стратеги Анкары. Украину способен добить газовый «Южный поток». Пока что этот проект по-прежнему в силе, а на 7 декабря намечен его технический старт. Тем временем Анкара стремится развить успех и увести от Украины не только газ, но и нефть. Но проект нефтепровода «Самсун–Джейхан» мощностью в 60-70 млн. т в год завис в повестке переговоров уже седьмой год.

Грузию, которая уже и так немало сделала для турецкого доминирования на Кавказе, в нынешних поставгустовских реалиях добьет разве что расширение международного признания Абхазии. Чем сильнее независимый Сухуми – тем слабее Грузия, у которой к тому же под боком независимый Цхинвали. Турки давно смотрят на Абхазию как на «главный бриллиант» в своем ожерелье по окольцовке Черного моря. Ну и не будем забывать о 2015 годе, когда стартует транспортный коридор «Баку–Ахалкалаки–Карс», что позволит тюркам не обращать внимание на христианские Тбилиси и Ереван.

Что касается Сирии – на Ближнем Востоке это ключевой плацдарм, надежно сдерживающий как Турцию, так и Израиль. С одной стороны, без Сирии Израиль не сможет прорвать арабскую блокаду, которая после признания Палестины еще более усугубится. С другой стороны, без Сирии проваливаются все планы Турции по доминированию на Ближнем Востоке, оказывающейся зажатой в регионе. В то же время «связка» Иран–Сирия–курды, распрямившись подобно пружине, позволяет дать геополитическим планам Турции и Израиля обратный ход. И в таком случае уже у Тегерана резко возрастают шансы на доминирование в ближневосточном регионе.


...Но и Реджеп Тайип Эрдоган – не лыком шит!

Так что не удивительно, почему Запад так вцепился в Сирию. И в принципе, Дамаск уже давно пошел бы по «ливийскому сценарию». Проблема для Запада заключается в том, что сирийцы умеют хорошо воевать, а главное – неплохо обороняются. А значит, Западу ничего иного не остается, кроме как продолжать расшатывать сирийскую оборону и весь «режим Асада» целиком.

На российского президента Владимира Путина турки смотрели как на «заступника», чтобы он только попросил сирийцев не нападать на Турцию. НАТО старательно нагнетает соответствующие панические настроения, чтобы легализовать свое присутствие в Турции. Тем не менее, некоторых уступок от Москвы Анкара, по итогам визита президента Владимира Путина, снова все-таки добилась.

Сирийский процесс. Россия и Турция имеют общую позицию по оценке происходящего в Сирии. Но в самом главном – в подходах по достижению целей и в методах урегулирования ситуации стороны по-прежнему расходятся. «Мы не являемся записными защитниками, адвокатами сирийского режима. Мы озабочены другим – что будет в будущем. Не хотим повторения ошибок, которые были совершены в недавнем прошлом», – заявил Владимир Путин. Президент РФ предостерег Запад от повторения ливийского сценария в Сирии.


И кто решает судьбы?

По результатам нынешнего раунда переговоров турки могут быть спокойны: Сирия на них нападать не собирается. Сирийцам сейчас не до этого, гораздо актуальнее – справиться с внутренним противостоянием. Кроме того, Турция получила дополнительные гарантии безопасности. На границе с Сирией будут размещены натовские зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) Patriot. Правда, договоренности достигнуты только по трем комплексам: в приграничных районах Диярбакыр, Малатья и Газиантеп. В то время как Анкара изначально запрашивала 6 батарей. В частности, два ЗРК будут поставлены из Германии, один – из Нидерландов.

Впрочем, командовать над ЗРК туркам не дадут. НАТО эту функцию оставляет за собой, командный пункт военных комплексов – в немецком Рамштайне.

Газовый запрос. Турция попросила Россию увеличить поставки газа. На этот раз запрашиваются 3 млрд. куб. м. Механизм – через расширение «Голубого потока». Напомним, на данный момент общий объем поставок газа составляет 30 млрд. куб. м в год. В том числе, по «Голубому потоку» – 16 млрд. куб. м.


«Голубой поток» пока объединяет

Президент РФ Владимир Путин, со своей стороны, допустил возможность расширения поставок в Турцию. Кстати, Анкара и Москва обсуждали возможность строительства газохранилищ на турецкой территории. Над этим стоит задуматься Киеву, который недавно легкомысленно предложил подарить свои газохранилища туркам «в аренду». То есть Анкара не вполне верит в успешность реверсных газовых схем Киева, предпочитая делать ставку на собственные возможности. В отличие от Киева, который почему-то «полагается» на Турцию.

Следует отметить, что нынешние энергетические договоренности Москвы и Анкары ограничились газом. В то время как по расширению нефтяных поставок в Турцию по-прежнему никаких подвижек нет. Проект нефтепровода Самсун–Джейхан по дну Черного моря, мощностью в 60-70 млн. т. в год, уже седьмой год пылится «под сукном».

Понятно, что для России сейчас более важен проект «Южного потока». С учетом затянувшейся несговорчивости Украины. Но на данный момент при подготовке проекта Москва натолкнулась на жесткую позицию Брюсселя, отказывающегося предоставить проекту особый статус трансграничной европейской сети. Без такого статуса «Южный поток» будет находиться под прессом антимонопольного законодательства ЕС и окупится еще более дорогой ценой, чем сложилась сейчас. Турция, как известно, тоже имеет проблемы в отношениях с Евросоюзом. И для того, чтобы повлиять на Брюссель, Анкара решила разыграть карту Таможенного Союза.


ТС: если к нему примкнет Турция, это многое изменит...

Турция хочет в Таможенный Союз. О возможности вступления Турции в Таможенный Союз на данный момент известно только со слов Дмитрия Пескова, пресс-секретаря президента Путина. «Таможенный Союз и Экономическая зона открыты для каждого. Россия будет рада, если к ТС присоединится Турция», – подчеркнул Дмитрий Песков. Проанализируем, что это даст обеим сторонам.

Во-первых, приглашение Турции в Таможенный Союз усилит позиции Анкары в евроинтеграционных переговорах с Евросоюзом. Во-вторых, однозначно изменится сложившийся расклад на Южном Кавказе. С одной стороны, налицо прекрасная возможность Турции наладить прямые отношения с Арменией. Для Еревана, в свою очередь, это прорыв тюркской блокады. Ну а для Москвы – это разблокирование доступа к 102 военной базе и нивелирование нынешней зависимости от Грузии. Кроме того, в выигрыше будет и Баку, который сможет найти компромисс по карабахскому вопросу. Правда, при этом есть ряд важных нюансов.

Первый – Армения не является участницей Таможенного Союза и никогда не декларировала целей туда вступить. Ереван только имеет статус наблюдателя в ЕврАзЭС, а отношения с ТС стремится оформить по «особой формуле» (подобно формуле «3+1», отстаиваемой Украиной).


Турция серьезно опасается, что Сирия уйдет из-под ее воздействия...

Второй нюанс – Азербайджан также не входит в Таможенный Союз. Сможет ли ТС решить «карабахский вопрос» – большой вопрос. Во всяком случае, Баку в своей внешней политике во всем озирается на Турцию, которая в свою очередь сдерживает азербайджанцев от вступления в ТС. Если Анкара вступит в ТС – то и Баку побежит вслед за ней. Если же не вступит – Азербайджан будет сохранять нынешний статус-кво.

Таким образом,
экономически вступление Турции в ТС вполне логично. Но политически реализовать данную идею будет очень сложно. В конечном итоге, если проанализировать все возможные ходы в кавказском многоугольнике, можно увидеть, что Турция – «чужой» в Таможенном Союзе. А потому ее нынешняя инициатива вряд ли даст позитивный результат.

Кстати, из рассматриваемой турецкой инициативы можно сделать ряд выводов для Украины:

1) вступление в ТС отнюдь не противоречит евроинтеграции. Скорее наоборот, этот ход только повышает вес в диалоге с Брюсселем. И для Турции, и для Украины, и для России. Например, Брюссель может себе позволить ежегодно водить Киев «за нос», каждый раз оттягивая миг евроассоциации. Но в отношениях с Таможенным Союзом это будет сделать сложнее. В Анкаре это хорошо понимают, в Киеве – пока нет;


Анкара может показать, что смешение флагов в каком-то из союзов делу не мешает...

2) Турция намерена вступить в Таможенный Союз без каких-либо «особых формул», и от этого ее интересы совсем не пострадают;

3) вступление в Таможенный Союз для Турции экономически выгодно. Так почему же не видят своих выгод Украина и Грузия?

4) несговорчивость Киева и Тбилиси в вопросах ТС, как видим, больше всего используется именно Турцией. С одной стороны, Анкара укрепляет свое влияние с постсоветскими странами, добровольно отказывающимися от контактов с РФ. Но, с другой стороны, Турция использует напряженность в отношениях Украины и Грузии для того, чтобы выбить у РФ больше преимуществ в свою пользу.

…В целом, зазывать Турцию в Таможенный Союз для России опасная игра. По сути, Москва наступает на одни и те же грабли. Возможно, сближаясь с Турцией, Москва преследует главную тактическую цель – попытаться надавить на соседей: Украину, Грузию, Азербайджан.

Проблема в том, что порочность этой стратегии проявляется в том, что чем сильнее давление на Грузию (Украину, Азербайджан) – тем ближе эти страны к Турции и, соответственно, дальше от России. В результате, Москва сталкивается с двойной проблемой: нужно не только решить проблемы с Грузией и Украиной, но и найти какие-то рычаги влияния на Турцию.


Украина продолжает думать. И надеяться...

На наш взгляд, чтобы серьезно повлиять на Турцию, Москве есть смысл активизировать отношения с Ираном. Кстати, Анкара, со своей стороны, вполне успешно сотрудничает с Ираном. Например, несмотря на режим односторонних санкций, Турция продолжает покупать иранские нефть и газ. Кроме того, на недавней ведомственной встрече Анкара, Тегеран и Исламабад договорились о строительстве прямого автокоридора.

Справка.
По итогам визита президента РФ Владимира Путина в Турцию подписано 11 документов: Соглашение о сотрудничестве по созданию совместного предприятия в области маркетинга, дистрибуции между ОАО «Нефтяная компания «Роснефть» и ОАО «Чалык холдинг»; Меморандум о взаимопонимании между ОАО «Сбербанк России» и Экспортно-кредитным банком Турции; Меморандум о взаимопонимании между ОАО «Сбербанк России» и Агентством по поддержке и привлечению инвестиций в Турцию; Меморандум о взаимопонимании по вопросам сотрудничества между Дипакадемией МИД России и Академией дипломатии МИД Турции; Меморандум о взаимодействии в сфере противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма; Среднесрочная программа торгово-экономического и научно-технического сотрудничества между правительством Российской Федерации и правительством Турецкой Республики на 2012-2015 годы; План действий российско-турецкого Форума общественности; Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Турецкой Республики об учреждении и деятельности культурных центров; Совместное заявление между государственной корпорацией по атомной энергии «Росатом» и Министерством энергетики и природных ресурсов Турции по проекту атомной электростанции «Аккую»; Совместное заявление по итогам встречи сопредседателей смешанной межправительственной российско-турецкой комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству; Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Турецкой Республики о местах российских захоронений на территории Турецкой Республики и турецких захоронений на территории Российской Федерации.

Игорь ШЕВЫРЕВ

Версия для печати



Счетчики