общественно-политический
еженедельник

Атаманы черноземной России

Из книги «Атаманы казачьего войска»: против советской власти воевали все, а она победила...

...Черноземная Россия, Нижнее Поволжье, Урал были знакомы с атаманской вольницей еще с ХVI века, когда донские казаки стали «гулять» по огромным территориям Евразии. В 1918-м, казалось, вернулись времена «великой Смуты», когда волей атаманов вершились судьбы Руси. В представлениях русского крестьянина начала ХХ века атаман был не только казацкий старшина, но и выборный лидер народных бунтов. Одним из первых крупных крестьянских выступлений в Черноземной России времен гражданской войны стало восстание в Одоевском уезде Тульской губернии летом 1918-го.

Тогда отряд восставших в несколько тысяч человек, имея 5 пулеметов и 2 орудия, разгромил красный реквизиционный отряд. Коммунистов и советских работников повстанцы закапывали живыми в землю. В Саратовской губернии против продразверстки восстали 12 немецких колоний. Крестьяне Орловской губернии под руководством бывшего офицера Мокашова совершили поход на уездный городок Ливны. Тогда 5 тысяч повстанцев разгромили красный гарнизон Ливен в 350 бойцов и, захватив на два дня город, казнили всех местных коммунистов.

Стихийные восстания крестьян против продразверстки, насилия продотрядов и мобилизации в Красную Армию в Центральном районе России в мае-августе 1919-го были названы «Зеленым валом». Тогда фиксировалось 18 крупных восстаний и до 40 восстаний в волостях. Большую роль в восстаниях лета 1919-го играли дезертиры. В Воронежской губернии в конце мая произошло восстание атамана Шароварова, которое перекинулось на часть Тамбовской губернии.

Тогда восставшие разгромили несколько полков ЧК и РККА, тылы 9-й армии. В Медыни, что возле Калуги, восставшие провозгласили свою «республику», удерживая ее с конца октября до середины ноября 1919-го. Повстанцы провели мобилизацию и создали 5 полков – по числу восставших волостей. Это локальное восстание смогли подавить только 3 тысячи красноармейцев при двух батареях и бронепоезде.


Общий вид знамен антисоветских восстаний. Это – знамена частей Крестьянской и казачьей народной армии есаула Шишкина.

7 ноября 1919-го вспыхнуло восстание в Веневском уезде и в Духовщине, которую захватили повстанцы по главе с эсером Ивановым. Во второй половине 1919-го крестьянские восстания прокатились по Нечерноземью (Иваново-Вознесенская, Московская, Костромская, Ярославская, Тверская губернии).

Наиболее крупным крестьянским повстанческим выступлением 1919 года стала «Чапанная война» (от названия крестьянской одежды «чапан» – кафтан), что пылала на Среднем Поволжье – в Самарской и Симбирской губерниях в марте-апреле 1919-го. У этого восстания был харизматичный лидер – Алексей Васильевич Долинин, который родился в селе Ставропольского уезда Самарской губернии в 1894 году и до революции воевал на фронтах Первой мировой. Хотя Долинин имел крепкое крестьянское хозяйство, он поначалу приветствовал октябрь. Но с лета 1918-го настроения его меняются. Когда повстанцы захватили Ставрополь (8 марта 1919-го), Долинин был избран комендантом Ставрополя и командиром отряда местных повстанцев. В то же время красные пропагандисты уверяли, что восстанием руководят контрреволюционеры и «враги народа» – «граф Орлов и генерал Бердичев».

Как и у атамана Зеленого (в марте 1919-го на Украине), у Долинина лозунги совпали – «Да здравствует Советская власть! Долой продразверстку! Долой засилье коммунистов!». Повстанцы подчеркивали, что не хотят восстановления дореволюционных царских порядков и в то же время выступают против большевистской диктатуры. Восставшие негодовали по поводу насильственной большевизации местных Советов, публичного уничтожения коммунистами церковных икон. Лидеры восстания даже призывали защитить Советскую власть от «присосавшихся к ней, под прикрытием коммунизма, паразитов». Повстанцы заявляли, что они против «власти тиранов, убийц и грабителей – коммунистов и анархистов и других, которые избивают людей плетьми, убивают их, отбирают последний хлеб и скот, уничтожают иконы».


Знамя крестьянской и казачьей народной армии

Тогда Поволжье было прифронтовой полосой, где осуществлялась поголовная мобилизация крестьянства в Красную Армию, которой местные жители отчаянно сопротивлялись. Поэтому движущей силой восстания и тут стали дезертиры и середняки. В то же время политически «чапанное» восстание было неопределенно, небольшое влияние имели эсеры, но все решала крестьянская стихия. 5-6 апреля 1919-го восставшие сумели установить свой контроль над большой территорией, взять Ставрополь, создать повстанческую Народно-крестьянскую армию. Во всех деревнях и уездах, что восстали, были созданы штабы Народно-крестьянской армии, а повстанцы сами выбирали командиров-атаманов, переизбрали местные советы, в том числе исполком Ставрополя.

11 апреля 1919-го повстанцы осадили Сызрань и попытались провести захват власти в Самаре. Однако они имели на вооружении не более тысячи винтовок и ружей, только несколько пулеметов, 90% восставших были «вооружены» топорами, вилами, пиками.

Уже 12 марта 1919-го против восставших было направлено до 3 тысяч красноармейцев при 5 орудиях. В течение марта 1919-го восстание было потоплено в крови, однако Среднее Поволжье продолжало оставаться районом постоянных антисоветских настроений. Интересно, что через несколько месяцев после прошедших расстрелов участников восстания арестованный Долинин был реабилитирован Советской властью и даже стал начальником штаба 2-й бригады 33-й кавалерийской дивизии. Этот повстанческий лидер пережил многих своих противников и тихо умер в родном селе Ягодное в 1951 году...


Алексей Долинин, руководитель «чапанного восстания»

В феврале 1920-го крестьяне Уфимской, Самарской и Казанской губерний подняли восстание, которое получило название «вилочного восстания». В этом восстании приняло участие до 30 тысяч человек (русские, татары, башкиры, немецкие колонисты). По чекистским сводкам командовал армией повстанцев, носившей звучное название «Армия Черного орла – Земледельца», «бывший офицер» Шумановский. Центральный штаб повстанцев находился в поселке Заинск. Повстанцы выступали за Советскую власть и за свободу торговли, за самоопределение народностей и избираемое народом правительство.

В июле 1920-го началось восстание атамана Сапожкова, которое стало одним из первых антибольшевистских восстаний крупного соединения Красной Армии в Центральной России. К тому же атаман восстания Александр Васильевич Сапожков был «испытанным» большевиком! Он происходил из крестьян Новоузенского уезда Самарской губернии. В годы Первой мировой войны окончил школу прапорщиков, прошел путь от солдата до подпоручика царской армии, стал георгиевским кавалером. В 1917 году Сапожков стал левым эсером, принял активное участие в большевистской революции в Саратовской губернии. В 1918-м вступил в партию большевиков и стал председателем уездного Совета. Сапожков возглавлял красный партизанский отряд и пользовался большой популярностью среди бойцов этого отряда. Тогда Сапожков активно отстаивал идеалы ленинской революции и участвовал в подавлении нескольких крестьянских восстаний.

С февраля 1919-го Сапожков становится комдивом 22-й дивизии Красной Армии и с этих пор воюет на Уральском и Южном фронтах против казаков и белогвардейцев. Сапожков являлся руководителем красной обороны Уральска от белоказаков атамана Владимира Толстова.


Атаман Владимир Толстов

Весной 1920-го из уральских казаков и крестьян Саратовской и Самарской губерний командованием Красной Армии формируется Туркестанская дивизия. Большая часть командиров дивизии – Зубарев, Серов, Усов – были левыми эсерами, происходили из местного крестьянства. Эти командиры с недоверием относились к «назначенцам» – коммунистам и сочувствовали крестьянскому восстанию, которое началось в районе формирования дивизии. Именно это местное восстание привело к «брожению» и в среде красноармейцев.

В июне 1920-го часть Туркестанской дивизии в составе двух полков и конной батареи должна была влиться во вновь формируемую 9-ю кавалерийскую дивизию РККА. Командование Заволжского военного округа приняло решение отстранить своенравного комдива Сапожкова от его «полупартизанской вольницы» под предлогом отправки на учебу в Москву. Командование рассматривало Сапожкова как «человека с больными нервами, который увлекается вином», и предлагало ему «отдохнуть».

Сапожков как пехотный командир отзывался из дивизии в штаб округа. Но приказ о снятии Сапожкова и комполка Зубарева с должности и о замене их на военспецов вызвал в дивизии недовольство командного и рядового состава. 1 июля 1920-го Сапожков не подчинился приказу о своем отстранении от занимаемой должности и заявил о том, что он остается командиром дивизии. Он под любыми предлогами затягивал выполнение приказа об отправке своих частей на Западный фронт против польских войск и хотел, чтобы дивизию направили на Туркестанский фронт.

13 июля 1920-го Сапожков тайно выехал из Бузулука, где находился штаб дивизии, в села – в расположение своих полков. Сапожков убедил комсостав полков немедленно начать антибольшевистское восстание и арестовать «ненадежных» командиров и политработников. Поначалу организаторы «мятежа» думали только показать власти свой «вооруженный протест, но крови не проливать». По частям дивизии прокатился клич «Долой спецов!».


Войска атамана Александра Сапожкова

Утром 14 июля части формируемой 9-й кавалерийской и 2-й Туркестанской дивизии подняли знамя восстания, провозгласив формирование «Первой Красной Армии Правды» под руководством Сапожкова. В эту армию сразу же было зачислено до 4 тысяч бойцов, среди которых красноармейцы дивизии составляли две трети. «Армия Правды» располагала 4 орудиями и 45 пулеметами. В то же время в своих воззваниях атаман лживо утверждал, что за ним идут 100 тысяч восставших.

В первые дни восстания повстанцы после осады 14 июля 1920-го заняли Бузулук и станцию Погромную, разобрав железнодорожные пути и разоружив 2 тысячи красноармейцев. В первых неудачных боях с «сапожковцами» и при разоружении потери у красных были небольшие – 10-20 бойцов. Половина разоруженных красноармейцев присоединилась к «Армии Правды». В Бузулуке восставшие освободили заключенных из тюрьмы, захватили 310 миллионов рублей, распустили местный Совет и райпродкомы. Коммунисты и советские работники предусмотрительно бежали из города, поэтому обошлось без показательных казней. Вскоре «Армия Правды» развила наступление на города Уральск и Пугачев.

Части Сапожкова были хорошо вооружены, поддерживались местным населением и постоянно пополнялись добровольцами. К Сапожкову добровольно приходили дезертиры и красноармейцы из Чапаевской дивизии и Трудовой армии. Власти опасались присоединения к восстанию всей Трудовой армии, что находилась в Новоузенске.

После захвата Бузулука Сапожков еще думал поговорить с командующим Заволжским округом об условиях перемирия и о требованиях восставших. Но командующий округом вовремя не подошел к телефонному аппарату, а атаман Сапожков – запил. Через некоторое время Сапожков решил, что время говорить уже прошло. Пролилась первая кровь. Сапожков выступил на общем митинге восставших и местных жителей Бузулука с программным лозунгом «Долой диктатуру коммунистической партии!».


Константин Авксентьевский, красный командир, подавил восстание Сапожкова

Пропаганда Сапожкова велась «за революцию и Красную Армию, но без тирании коммунистов», за «Правду» с большой буквы против неправды вождей Владимира Ленина Ленина и Льва Троцкого, против продразверстки. «Долой комиссаров, долой старых спецов, да здравствует свободная торговля!» – вещали организаторы восстания, но в то же время они выступали за «истинную Советскую власть и Третий интернационал». В воззвании «Ко всем трудящимся и красноармейцам» атаман Сапожков, заявив о себе как об «идейном анархисте», уверял, что «власти тружеников-крестьян давно уже не существует». Сапожков указывал, что он начал борьбу против «засевших в советских учреждениях буржуазии, спецов-золотопогонников и лжекоммунистов».

Сапожков заявлял, что в советских учреждениях «засели враги революции – офицеры и буржуи», что ответственные работники компартии «обуржуазились», что необходимо провести «чистку» и не заключать никаких соглашений с буржуазией. Эти заявления сближали восстание Сапожкова с «сибирской махновщиной». Еще одно оправдание восстания стало «ноу-хау» – Сапожков уверял, что восстание необходимо по причине раскола в партии коммунистов-большевиков.

Восстание Сапожкова охватило территорию от Царицына и Саратова до Уфы и Оренбурга, те места, где в 1919-м прокатилось так называемое «вилочное восстание». Руководство Красной Армии привело в шок сообщение о начале восстания, так как хорошо понимало, что оно могло привести к цепной реакции перманентных восстаний в частях Красной Армии. Ленин в телеграмме командующему Заволжским округом потребовал скорейшей ликвидации мятежа. Троцкий угрожал: «Виновники сверху донизу должны быть беспощадно покараны», – и приказал расстреливать всякого повстанца, взятого с оружием в руках. Тогда были арестованы члены местных организаций анархистов, эсеров, левых эсеров, меньшевиков и «бывшие видные партизаны».


Знамя 3-го повстанческого полка атамана Серова 1918-1920 годов

Для борьбы с восставшими были мобилизованы все коммунисты и комсомольцы Поволжья, из которых были сформированы два коммунистических отряда, Сводный отряд Оренбургского губкома комсомола и команда бронепоезда. Против Сапожкова были также брошены особо надежные части из курсантов Витебских пехотных и Борисоглебских кавалерийских курсов.

Сапожков сформировал «Армию Правды» в составе 1-й кавдивизии атамана Федора Зубрева, 1-й стрелковой дивизии (из 2 полков пехоты), конной батареи из 4 орудий. Реввоенсовет «Армии Правды» возглавил бывший комиссар – коммунист Федор Долматов. Для распространения восстания на другие территории Сапожков отдает приказ о формировании в Пугачевском уезде 2-й стрелковой дивизии «Армии Правды» и отправляет в район города Пугачева бойцов Чапаевской дивизии, которые перешли на сторону восстания. На сторону Сапожкова перешел бывший комбриг 25-й Чапаевской дивизии Плясунков, который и был назначен атаманом еще не существующей 2-й Пугачевской дивизии «Армии Правды». Плясунков для «экспорта восстания» получил 60 бойцов, 200 винтовок, 2 пулемета и грузовик. Ближайшей целью Сапожкова было захватить города Пугачевск, Уральск, Новоузенск.

Но уже 17 июля 1920-го силами до 5 тысяч красноармейцев, что подошли из Оренбурга и Самары, Сапожков был выбит из Бузулука, после чего «Армия Правды» разбилась на две повстанческие бригады. 1-я бригада наступала на Оренбург – Уральск под руководством атамана Серова, 2-я бригада под началом самого Сапожкова вела наступление – на Бугуруслан – Новоузенск. Однако под Новоузенском «сапожковцы» были разбиты... Правая рука Сапожкова – атаман Зубрев попал в плен.

Для анализа судьбы атаманов 20-х показательна и судьба Федора Зубрева – красного командира полка. Зубрев принял участие в революции пятого года, за что расплатился тремя годами тюрьмы и годом дисциплинарного батальона. В 1917-м Зубрев как член солдатского комитета корпуса генерала Крымова противодействовал походу Лавра Корнилова на Питер. Далее было участие в Октябрьском перевороте, борьба за власть Советов в Самарской губернии, бои против белоказаков и... расстрел за участие в «сапожковщине»...


Донской казак тех лет. Типичный вид

В конце июля «Армия Правды» стремилась взять Уральск, поднять на восстание личный состав 2-й Трудовой армии, пробиться в Казахские степи, где уже действовали многочисленные отряды повстанцев. Но выполнить повстанцы смогли только последнюю задачу. 3 августа «Армия Правды» была наголову разбита частями РККА, потеряв до 400 бойцов погибшими и пленными и одно орудие. Но через три дня Сапожков все же отважился на штурм Новоузенска и снова был разгромлен, после чего ушел в Уральские степи. 12 августа Сапожкова постигло новое поражение, когда против его конницы был выслан «летучий отряд» РККА – броневик и 6 грузовиков с пулеметами и пехотой.

После ряда тяжелых поражений армии Сапожкова от регулярных частей Красной Армии (особенно под Ново-Кованской) большая часть повстанцев была убита, попала в плен или разбежалась. Во 2-й бригаде – основе армии Сапожкова осталось всего около 150 человек, 8 пулеметов и одно орудие. 6 сентября у озера Бак-Баул, в районе Ханской ставки (Астраханская губерния) отряд курсантов Борисоглебских кавалерийских курсов настиг отряд Сапожкова и разгромил его. В ходе боя атаман Сапожков был убит. Тело его обезглавили, а голову доставили в штаб дивизии...

В то же время 1-я бригада «Армии Правды» еще сохраняла свою боеспособность и численность в 300 сабель, рейдируя по Самарской и Саратовской губерниям. Ее атаман Василий Александрович Серов стал руководителем восстания после гибели Сапожкова. В конце сентября бригада атамана Серова состояла уже из 400-500 восставших, а к февралю 1921-го возросла до 2,5 тысячи повстанцев. Для своего воинства Серов взял новое звучное название – «1-я атаманская дивизия группы восставших войск Воли народа». В этой дивизии был свой реввоенсовет, отдел пропаганды, контрразведка... Серов на короткое время в феврале – марте 1921-го захватывал небольшие городки: Камышин, Хвалынск, Пугачевск.

25 мая 1921-го «армия» Серова у Новоузенска соединилась с отрядами повстанческого атамана Пятакова. Союзнические отношения у Серова сложились и с атаманом Поповым. Летом атаманская дивизия Серова рейдировала по Оренбургской и Уральской губерниям. В начале сентября «армия» Серова была потрепана красными, но все же сохранила свое боевое ядро.


Полк атамана Федора Попова

Осенью 1921-го, когда по всей стране спадает волна крестьянских восстаний, в группе Серова еще воюют от 300 до 800 всадников и до тысячи пехотинцев, сведенные в три полка. Пехота Серова рейдировала вокруг городков Пугачевска и Новоузенска на 300 подводах, имея на вооружении 15 пулеметов. Такая крупная численность «армии» Серова объясняется тем, что в это время Серов стал «генеральным» атаманом над десятком местных атаманчиков, среди которых выделялись Пятаков, Маслов, Еркин, Шувалов, Чепаев. В войсках Серова было много казахов, а в обозе с повстанцами передвигались их жены и дети, причем среди бойцов-«серовцев» были подростки 12-14 лет. 13 ноября, 1921-го войска «Воли народа» ворвались в город Пугачевск и продержались в нем несколько дней, истребив местных коммунистов. В декабре Серов два раза устраивал налеты на Гурьев и осаждал Калмыков.

Продолжение следует.

Виктор САВЧЕНКО




Электронная версия общественно-политического еженедельника «Киевский ТелеграфЪ»
Copyright © 2000-2011 Информационно-издательская группа «ТелеграфЪ»
При полном и частичном использовании материалов, ссылка на «Киевский ТелеграфЪ» обязательна.